11.02.2009
В свое время "Номер один" уже писал о негативных последствиях необдуманного введения подушевой системы финансирования школ в Бурятии. Так, в статье "Устали бояться" рассказывалось о педагогах из школы 36 поселка Новый Уоян, зарплаты которых, вопреки всем обещаниям, уменьшились. Спустя год учителя добились того, чтобы им вернули недополученные деньги. Директор же школы, проигравшей суд, уверен, что судить надо не его, а министерство образования республики.
Год борьбы

Спустя год разбирательств в разных инстанциях и тяжелых судебных баталий учителя все-таки добились того, чтобы понижение заработной платы в их школе было признано незаконным. По решению суда им обязаны выплатить 169 тысяч рублей.

Сумма материальных выплат могла быть намного большей. Вот только не все учителя смогли выдержать столь долгую и изнуряющую борьбу за свои права. В итоге из 31 педагога, изначально подписавших заявление в прокуратуру 21 апреля 2008 года, до конца отстаивали свои права лишь пятеро. За свое терпение и принципиальность в отстаивании своих прав они были вознаграждены. Однако путь к справедливости оказался не таким уж простым. В самом начале им не повезло с адвокатом. По словам учителей, несмотря на внушительный гонорар, она за 4 месяца так и не вникла в суть дела.

— Заявление от нашего лица было подано лишь о взыскании надбавки из стимулирующего фонда и расходов по уплате услуг представителя, хотя мы знали, что оплата надбавок из стимулирующего фонда не является обязательной к выплате и выплачивается на усмотрение администрации школы при наличии средств, о чем мы предупредили адвоката заранее, - - сетует учитель Ольга Коломейцева. — Причем, адвокат не ознакомила нас с исковым заявлением, поданным в суд от нашего лица. По причине того, что адвокат исказила наши исковые требования, сфальсифицировала факты в исковом заявлении, мы вынуждены были отказаться от своего заявления.

После такого поворота событий еще часть учителей решила отказаться от борьбы.

— В результате мы были вынуждены искать нового адвоката и подавать еще одно исковое заявление, потеряв, в общей сложности, полгода в ожидании того, что адвокат начнет защищать наши гражданские права, — рассказали учителя.

Пять педагогов решили, что пойдут до конца. И не ошиблись.

Высудили все

Адвокат Владимир Иннокентьевич Сокольников смог доказать в суде правоту учителей.

— То, что по закону положено, мы высудили. Мы оспаривали только незаконность понижения должностного оклада, никакие стимулирующие выплаты мы не затрагивали, — говорит адвокат Владимир Сокольников. — По решению суда учителям должны вернуть 169 тысяч рублей. В ближайших планах — подать еще и отдельный иск: взыскать с работодателя пени за каждый день просрочки (это еще примерно 35—40 тысяч), а также иск на возмещение морального вреда.

По словам Владимира Сокольникова, на суде присутствовали и представители от министерства образования и от районного управления образования, которые не желали иск признавать, настаивая на том, что такой иск удовлетворять нельзя:

— Но как иск не удовлетворить, если наш Трудовой кодекс обязывает работодателя соблюдать трудовое законодательство? В данном случае зарплата педагогам была понижена незаконно, без всякого предварительного уведомления. С этим согласился и суд.

Кстати, в суде представитель министерства образования и директор школы ссылались на то, что при экспериментах возможны такие негативные последствия, как уменьшение зарплаты. С такими доводами адвокат категорически не согласен:

— Все видели выступления президента России по этому поводу, премьер-министра, председателя Госдумы, которые единогласно заявляют, что при любых экспериментах ущемления прав учителей, понижения заработной платы не должно быть. А в нашем случае это снижение не только произошло, но еще произошло в нарушение Трудового кодекса.

Теперь педагоги Ново-Уоянской школы уверены в том, что добиться справедливости можно, и советуют и другим учителям также не молчать и отстаивать свои права. Вот только вопросов даже после такой победы в суде меньше не стало.

— Нам суд вернул деньги, а где оставшиеся средства для всего остального коллектива? Где "повисли" эти деньги? Ведь изначально подписался под заявлением 31 человек! Нам выплатят деньги, а как же другие учителя? Почему нельзя обязать выплатить долги всем педагогам? — интересуются учителя.

К тому же, в школе как в прошлом году, начиная с января, не было стимулирующего фонда заработной платы, так нет и в этом году. "В чем тогда суть модернизации образования, если нет стимулирующих выплат?" — недоумевают учителя.

— В нашей школе был издан приказ: замену уроков не оплачивать и вообще замену уроков не производить, — жалуются педагоги. — То есть, если учитель заболеет или уедет в командировку, дети будут в это время "гулять". О сокращении нескольких педагогов и уплотнении классов нас тоже заранее предупредили. Падает нагрузка, значит, еще будет падать наша заработная плата.

В то, что реформа образования может обернуться для них чем-то позитивным, учителя Ново-Уоянской школы теперь уже не верят.

У директора школы Михаила Селезнева, со своей стороны, вопросов не меньше.

Крайним остался директор

И хотя подавать апелляцию директор не собирается, однако считает, что ответчиком по делу о понижении заработной платы педагогам должен был выступать отнюдь не директор школы, а само министерство образования:

— В ноябре министерство обнаружило, что по их методике учителям насчитана "слишком большая" заработная плата, и начало втихую в срочном порядке менять методику, — рассказывает Михаил Георгиевич. — К примеру, сначала нам говорили, что все награды надо складывать вместе и, в зависимости от их общего количества, начислять зарплату. Получилось, что это рост на 90% от фонда заработной платы. То есть практически за счет наград надо было выплачивать еще один оклад.

По словам Михаила Селезнева, когда в министерстве образования пришли к выводу, что средняя зарплата учителей вышла слишком большая, то методику расчета было решено поменять.

— Неофициально нам дали команду убрать все это и оставить одну награду, а в формулах изменить знаки умножения на плюсики. Мне сказали в Управлении образования: "Измените это и вот это, и вот это и сделайте так, что это была арифметическая ошибка, а с учителями договоритесь как-нибудь полюбовно, чтобы привести оклады в соответствие".

Но не все педагоги захотели договариваться "полюбовно". В итоге заложником сложившейся ситуации оказался всего лишь исполнитель приказов министерства образования и районного управления образования — директор школы. Вот только где взять деньги на исполнение решения суда, он не знает.

Из-за катастрофической нехватки средств директор школы был вынужден урезать штат со 120 человек до 84. Но и сейчас фонда заработной платы школе не хватает.

— Государство поставило меня и мою школу в такие условия, что мне денег все равно в итоге хватать не будет. Это все запрограммировано и заложено в "стоимости ребенка", — говорит Михаил Селезнев.

Не отрицает директор школы и тот факт, что никакого стимулирующего фонда в школе нет, а учителям выплачивают лишь базовые оклады. В чем же тогда суть эксперимента, если нет стимулирующего фонда? Этим вопросом Михаил Георгиевич задается так же, как и другие педагоги.

— Никто на это вопрос мне ответить не может, даже члены правительства Республики Бурятия, — уверяет руководитель школы.

Что касается самого эксперимента по внедрению подушевого финансирования в целом, то и в этом вопросе директор школы солидарен со своими учителями. И дело даже не в том, что зарплаты стали меньше — качество образования при таком подходе заметно снижается, уверен директор Ново-Уоянской школы:

— Получился парадокс: мы хотели, чтобы новая система оплаты повысила качество образования, а на практике все получилось наоборот.

Не исключено, что, услышав об этом прецеденте, другие учителя также последуют примеру ново-уоянцев и начнут через суд требовать возврата своих денег.

— И они будут совершенно правы! Вот только ответчиками в судах не должны быть простые исполнители приказов сверху — директора школ, — уверен Михаил Селезнев.

^