26.05.2004
Потомственный казак Иван Абросимов родился в 1945-м году десятым ребенком в семье. Его родители, расказаченные в конце двадцатых годов и сосланные без места назначения, скитались по всей Сибири, без возможности спокойно жить и работать. Перед уходом из родной станицы, дед Ивана Абросимова и отец закопали под своим домом клад — золото и оружие. За неделю до смерти отец сказал своему сыну: "Неподалеку от дома, где мы когда-то жили, закопаны сокровища, они надежно упакованы в кожаные мешки и залиты дегтем. Богатства должны сохраниться хорошо, и если мы их найдем, там хватит не только тебе, но и все нашим родным!".
Пытали и заставляли отречься
В далеком двадцать седьмом году Федора Абросимова и двух его сыновей вызвали из родного села, привезли в Кяхту. В здании НКВД казаков загнали в подвал, замкнули и залили по пояс ледяной водой. Стоять им пришлось до тех пор, пока они не согласились отречься от казачества и не передали все свое состояние государству. Через несколько часов пыток Абросимовы сдались. Они подписали бумаги, на основании которых добровольно отдали все свое домашнее имущество, два табуна лошадей, около трех десятков дойных коров и сельскохозяйственную технику — зерноуборочные машины, молотилки, сеялки. После расказачивания, лишения дома и хозяйства семья бежала в Монголию, а спустя несколько месяцев семью депортировали в Советский Союз и казаки за незаконное пересечение границы были приговорены к ссылке без места назначения. Дальше шли долгие десятилетия скитаний, поисков работы и практически нищенского существования многодетной, некогда очень богатой семьи.
Миллион под землей
— Однажды, это был День победы в 1970-м году, — рассказывает сын ссыльного казака, — отец мне сказал, чтобы я сбегал за бутылкой водки, сказал, что мы отпразднуем победу, и он мне расскажет что-то очень важное.
Тем майским вечером отец казака Ивана Ивановича поведал своему сыну о том, что до того, как покинуть родное село, они передали государству далеко не все. Многие ценности дед и отец Абросимовы спрятали в земле. "Там на всех хватит, сказал отец, скоро потеплеет и мы с тобой обязательно поедем. За пару часов все выкопаем", — рассказывал тогда отец. Буквально через неделю, 16 мая, отец Ивана Абросимова умер.
Только через 25 лет Иван Абросимов попытался отыскать наследие отца. Он делал несколько запросов в архив ФСБ и МВД, стараясь досконально изучить обстоятельства гонений своих родных. Удалось узнать многое: где родители ютились до его рождения, получить информацию по уголовному делу родных, лично почитать протоколы допросов и историю их расказачивания. Тогда он понял, что архивные документы сильно уменьшают информацию о богатстве рода Абросимовых.
— Я знаю, что моя прабабушка регулярно ездила в Петербург и была вхожа к царю. По выходным она запрягала тройку лошадей, украшенную дугой с золотыми колокольчиками и кожаной сбруей, отделанной драгоценным металлом. Дед ежегодно, вплоть до семнадцатого года, получал от царя по десять рублей золотом, а корова тогда стоила 14 копеек. Он держал много скота, занимался переработкой пшеницы, продавал кожу и возил в Кяхту молочные продукты. Дом у родителей был огромный, на двенадцать окон и два входа, я знаю, что у них обои на стенах из гобелена были. Естественно, они не жили бедно, и какие-то богатства действительно могли остаться.
Стоимость клада оценить очень и очень трудно, ведь совершенно неизвестно, какие богатства спрятали от большевиков предки Ивана Абросимова в земле. Возможно, что там только золота на миллионы рублей.
О кладе знает все село
Иван Абросимов не опасается, что его клад выкопает кто-то посторонний, говорит, что богатства надежно спрятаны, хотя о кладе знает уже практически все село. На том месте, где когда-то стоял их дом, сейчас остался только фундамент. За долгие почти восемь десятилетий, там перебыли сельсовет, изба-читальня, родильный дом и детский сад. Сейчас на участке с кладом располагается дом новых хозяев. Они не раз предлагали Абросимову помочь в поисках сокровищ, но тот говорит, что справится сам. Предстоящим летом казак собирается уже в четвертый раз приехать в родное для его отца село, и попытаться отыскать клад.
— Шила в мешке не утаишь, — считает Иван Абросимов, — уверен, что о том, что я буду искать клад будет знать вся деревня. Поэтому я обязательно с МВД по этому поводу решать буду и сделаю все по закону. Я бы, конечно, хотел купить на эти средства новый дом для себя, но главное для меня — это память. Я знаю, что там есть оружие, если положено, сдам его государству, а вот шашку дедову я непременно постараюсь себе оставить, просто как частицу того, что мне близко.
^