25.02.2009
Словно на пороховой бочке, живут 22 семьи в общежитии по улице Октябрьской, 21. Все дело в том, что по соседству с ними проживает мужчина с открытой формой туберкулеза. Попытки выселить социально опасного больного ни к чему не привели.
Итог такого соседства: одна из семей, живущих неподалеку от комнаты инфицированного больного, уже заразилась туберкулезом в полном составе: сначала заболела молодая девушка, затем ее брат, а следом и мать. Что будет дальше?

Похоже, что абсолютно никого, кроме самих жильцов, соседствующих с опасным больным, этот вопрос не интересует.

— Уже пять лет, как он здесь "ошивается", в 29-й комнате, и никому дела нет! — возмущается жительница общежития, пенсионерка Анна Анадуновна Аремпилова. — Он пьет, гуляет и живет с нами по-прежнему. А ведь мы пользуемся общим туалетом, кухней! Он чихает, плюет вокруг, умывается вместе с нами!

Жить в страхе, в конце концов, пенсионерке надоело, и она решила сделать все для того, чтобы опасного соседа от них изолировали. Через службу участковых она добилась, чтобы молодого человека отправили на лечение в туберкулезный диспансер, однако спустя какое-то время мужчина, сбежав из больницы, снова оказался в общежитии. Что делать теперь, пенсионерка не знает.

Адвокат Андрей Соков советует в такой ситуации поступить следующим образом:

— Исходя из сложившейся жизненной ситуации, советую жителям обратиться с жалобой в прокуратуру своего района на имя самого прокурора. В жалобе указать, что данный гражданин является общественно опасным, имеет заразную форму болезни.

Прокуратура района обязана возбудить ходатайство перед судом о помещении его в медицинский стационар. Если его помещают в судебном порядке в медицинский стационар, то врачи будут обязаны исполнить судебное решение до конца. То есть до тех пор, пока мужчина не перестанет быть опасным для общества.

Но жильцы считают, что разбираться с проблемой должны не они, а те, кто обязан заниматься такими вопросами по долгу службы.

— Всех нас, людей, контактирующих с зараженным мужчиной и семьей, заставили проходить рентген. Пока других заболевших не выявлено. Но как нам жить в таких условиях? - спрашивает пенсионерка. — Никаких мер со стороны больницы нет. Более того, они меня просят, чтобы я им помогала ловить этих больных. Разве это моя обязанность?

А тем временем здоровье 22 семей, проживающих на втором этаже общежития, где живет и больной, находится в опасности. Среди жителей немало и детей.

Так, в непростой ситуации оказалась мать двоих малолетних детей Анна Викторовна Никурашина. Три года назад ее дом сгорел, и ей обещали выдать другое жилье. Но до сих пор погорельцы вынуждены довольствоваться тем, что есть. То есть крохотной комнаткой в общежитии, где проживают четверо человек, да еще и с опасным соседством — больным с открытой формой туберкулеза.

— Конечно, мы боимся такого соседства, — говорит Анна Викторовна. — Ждем не дождемся, когда нам, наконец, предоставят нормальное жилье. Стараюсь, чтобы дети вообще не выходили в коридор, посуду мою и все делаю прямо здесь, в комнате. Дети ведь маленькие, им по два с половиной года всего, иммунитет еще неокрепший!

^