04.03.2009
Потерпевшая по делу о тройном убийстве на ул. Пушкина, родственница погибших Ирина Манзырева, сразу после трагедии оказавшаяся в роли подозреваемой, получила ответы из правоохранительных структур на поданные ею жалобы.
Прокуратура Железнодорожного района города в ходе проверки установила, что помещение Ирины Манзыревой в камеру для административно задержанных было произведено с нарушениями норм уголовно-процессуального и административного законодательства. Незаконным признано прокуратурой и задержание ее бывшего мужа Сергея Журбина.

В ответе прокуратуры, который недавно по почте получила Ирина Манзырева, также отмечено, что на имя начальника Железнодорожного ОВД Виктора Бидогаева внесено представление об устранении нарушения закона и привлечении виновных лиц к административной ответственности. Кроме того, копия ее заявления в части превышения служебных полномочий сотрудниками милиции направлена руководителю СО по Железнодорожному району СУ СК при прокуратуре РФ по РБ для проведения проверки по вопросу о возбуждении уголовного дела.

— Прокуратура подтвердила, что задержание Ирины Валерьевны все-таки имело место, — говорит адвокат Александр Захарченко. — Видимо, было оформлено административное задержание. Но если это было административное правонарушение, то должен быть составлен и протокол об этом, но Ирине Валерьевне ничего не предъявлялось.

Ответ получили Сергей Журбин и его адвокат Олег Абросов. В случае с Сергеем его задержание также признано прокуратурой незаконным.

Между тем, с заявлениями и жалобами на действия сотрудников милиции в правоохранительные органы обратился еще один человек. С Йваном Добричем мы впервые встретились сразу же после того, как он вышел из здания Бюро судебно-медицинской экспертизы. Парень едва мог ходить, в глазах полопались капилляры, кисти его рук были вздуты, а на запястьях виднелись характерные следы от наручников.

Вечером 17 февраля Йван вошел в подъезд дома на Норильской, где живет его бабушка. Как он нам рассказал, к нему подошли неизвестные в гражданском, выволокли на улицу, посадили в машину. Парень кричал, просил вызвать милицию, не подозревая, что это и есть сотрудники ОВД по Железнодорожному району, куда вскоре он и был доставлен.

— Разрезали напополам светленькую меховушку, сверху надели наручники, — боясь пошевелиться от мучающей боли, рассказывает парень. — Потом стул на пол, и меня на него, ноги вытянуты, противогаз на голову. Бьют по голове и ток пропускают от динамо-машины. И говорят, сознавайся, что ты убил трех человек на Пушкина.

В ходе "допроса" из слов милиционеров задержанный сложил картинку: произошло убийство трех человек, 2 февраля, на ул. Пушкина. Сотрудники показывали какие-то фотографии, трясли бумажкой с похожим на его лицо фотороботом, спрашивали алиби. На опознании (рядом с Йваном сидели еще трое парней) некий свидетель не указал ни на кого из присутствовавших. На следующий день в 10 часов вечера его, наконец, отпустили.

— Я частный предприниматель, занимаюсь фотопечатью, — говорит Йван. — Пока я был в отделе, с моей работы изъяли системный блок, как мне теперь работать? Когда спрашивали про алиби, я им сказал: верните мне мою цифровичку, там мой дневник, я посмотрю и скажу, что я делал 2 февраля. Они приехали к бабушке, забрали мой ноутбук, все флешки, картридер, цифровичку. Ничего мне до сих пор не отдали. Говорят, отдадут, если не найдут ничего подозрительного.

Йван подал заявление в СО по Железнодорожному району СУ СК при прокуратуре РФ по РБ, прокурору республики Валерию Петрову. А уже вчера Йван получил ответ на свое заявление из СО по Железнодорожному району СУ СК при прокуратуре РФ по РБ. В постановлении говорится, что по заявлению Йвана Добрича проведена проверка, и ничего противозаконного в действиях сотрудников милиции нет. В этом случае прокуратура не поверила рассказу заявителя, полностью встав на сторону милиционеров. "Достоверных, неопровержимых сведений о том, что в отношении Добрич оказывалось какое-либо давление со стороны оперуполномоченных, в ходе проведенной проверки не установлено", значится в ответе прокуратуры.

Из текста также следует, что Йван оказывал сопротивление сотрудникам милиции, которые "вели с ним разговор корректно и вежливо", в результате сопротивления ему и могли быть нанесены травмы, "не повлекшие вреда здоровью". Правда, глядя на этого щуплого парня, очень сложно поверить, что он может оказать сколько-нибудь серьезное сопротивление хорошо подготовленным сотрудникам милиции. Но в прокуратуре сочли по-другому и считают, что заявление на милиционеров он написал из-за того, что "боится, что в последующем его привлекут уже к уголовной ответственности за оказание злостного сопротивления и неповиновение сотрудникам милиции".

В МВД по РБ пока официально ничего о ходе расследования не сообщают, заявления задержанных и подозреваемых не комментируют. Говорят, что в самое ближайшее время обязательно проинформируют население обо всех результатах расследования. Неофициально же высказывают недовольство "нездоровым" ажиотажем вокруг этого преступления, который создают СМИ и который мешает расследованию этого убийства.

^