01.04.2009
Данные, поступающие из Центра занятости населения Бурятии, заставляют задуматься о том, какой именно кризис переживает сейчас республика. Судя по всему, кризис в нашей республике стартовал еще в начале 90-х годов, он не закончился ни в конце 90-х, ни в 2000-е. И воспринимать нынешние события отдельно от событий почти 20-летней давности — ошибка.
Если сравнивать два кризиса — нынешний и начала 90-х, то текущие события кажутся легкой неурядицей. Многие наверняка помнят, как в 93—94 годах на площадь Советов выходили десятки тысяч человек и требовали от властей, чтобы их предприятия не закрывались, чтобы выплачивалась зарплата и соблюдались законы. Тогда ломалась основа экономики Бурятии — одновременно закрывались сотни промышленных предприятий. Поэтому то, что произошло с нашей страной в начале 90-х годов, можно с полным правом назвать суперкризисом. Влияние которого сейчас не только не преодолено, но и с каждым годом усиливается. Правда, люди к этому уже привыкли, смирились и даже как-то приспособились.

Оказывается, практически половина вставших на учет безработных в последние месяцы — это люди, которые и до кризиса считались формально безработными, но не учитывались статистикой. Кто-то работал без всяких договоров, получая полностью "черную" зарплату, кто-то занимался "микроскопическим" неучтенным предпринимательством, а кто-то и вовсе перебивался случайными приработками вроде ремонта квартир или частного извоза. Эти люди свою в полном смысле работу (социальные гарантии, защиту закона, уверенность в будущем) потеряли еще в 90-е. И продолжали терять в 2000-е: промышленные предприятия, увеличивающие свой штат, можно было пересчитать по пальцам, и, напротив, закрывающиеся, сокращающие работников исчисляются десятками и сотнями. Последние яркие примеры из вроде бы благополучных 2007 и 2008 годов — банкротство "Тонкосуконной мануфактуры" и "Бурятмясопрома". Росли в 2000-е в основном сфера услуг и торговля, с высокой долей теневого трудоустройства.

Еще половина вставших на учет биржи труда — это молодежь до 29 лет, причем большая часть из них с высшим образованием. Это, можно сказать, такие же жертвы кризиса 90-х, как и их родители. Деградация образования и полное игнорирование им нужд экономики в погоне за деньгами недальновидных родителей — одно из следствий того суперкризиса. Получившие никому не нужное, да еще и ужасного качества образование "юриста" или "менеджера", молодые люди не могут найти себя в жизни. Кроме того, в ничего не производящей экономике и торговля не может дать места всем желающим.

В результате, всего за несколько месяцев действия повышенного пособия по безработице на учет встали несколько тысяч человек. Надо полагать, это лишь верхушка айсберга, ведь все только начинается. Причем эта тенденция не имеет ровным счетом никакого отношения к нынешнему финансовому кризису. Он лишь случайно высветил застарелое явление. Наверное и бороться нужно не с последствиями нынешнего "мирового финансового кризиса", а с длящейся вот уже почти 20 лет деградацией экономики Бурятии.

^