08.04.2009
Одним из официально озвученных итогов реформы с финансированием системы оплаты труда учителей стала ситуация с дополнительным образованием. Если в 2007 году в республике были охвачены дополнительным образованием 66% детей, то в 2008 году — всего лишь 10%.
Учить, но не воспитывать?

Директоров школ закон о подушевом финансировании заставил постоянно думать над тем, что и как урезать и кого бы сократить, чтобы влезть в новый бюджет.

Кого же директору приходится сокращать? Психолога, социального работника и других "не учителей", а это очень нужные школе люди — преподаватели кружков, секций, факультативов: их предметы не входят в обязательные. Ведь деньги школе даются только на обучение (БУП — базисный учебный план), и только от школы зависит, хватит ли у нее энтузиазма тянуть все это бесплатно или организовать финансирование за счет родителей.

Потому в числе наиболее пострадавших от реформы — педагоги дополнительного образования, психологи. Родители школьников только разводят руками: ведь такая реформа может развалить саму суть школы, которая заключает в себе не только образование детей, но и их воспитание.

140 детей покончили с собой

По данным Центра диагностики и консультирования города Улан-Удэ, в данное время примерно 15 школьных психологов из 60 уже сократили. Остановятся ли на этом — неизвестно.

— Сокращают психологов не потому, что не хотят, чтобы в школе работали психологи, а потому, что, по новому бюджету школ, средств хватает на оплату только тех педагогов, которые проводят уроки, — объясняет директор Центра Наталья Цыденовна Бадмаева.

Тем не менее, сейчас порядка 15 школ в городе не имеют психолога. И пока директора в панике мечутся в поиске наиболее "безболезненного" выбора — кого лучше сократить, чтобы уложиться в бюджет, страдают от этой странной ситуации в первую очередь дети. Психологи бьют тревогу — оставлять школьников без психологической поддержки нельзя! Тем более у нас в Бурятии, где уровень детских суицидов по-прежнему зашкаливает.

Известный в республике практикующий психолог Татьяна Сенгеева признается, что такая тенденция по сокращению психологов в школах ее по-настоящему пугает, потому что последствия могут быть самыми неожиданными.

— В условиях кризиса этого делать нельзя, — уверена психолог. — Тем более что школа для большинства детей и так остается травматической в отношении психики. Там очень много нелегких ситуаций. Некоторые считают, что психологи — люди лишние в школах, а тем временем ситуация по детским суицидам с каждым годом все страшнее и страшнее. В прошлом году мы потеряли 140 школьников! Вы представьте: это же целых пять классов исчезли!

Учителям некогда

Директор Центра диагностики и консультирования города Улан-Удэ Наталья Бадмаева также считает, что психологи зачастую помогают предупредить многие негативные явления. Не легче ли проводить профилактику по таким явлениям, чем позже бороться с их последствиями?

— Профилактика наркомании и алкоголизма, отслеживание социально-психологических условий, в которых проживает ребенок, и многое, многое другое — этим занимаются только психологи. Учителям в основном некогда этим заниматься — они проводят уроки, — замечает Наталья Бадмаева. — Мы разрабатываем для психологов специальные программы по профилактике конфликтов, по профилактике детских суицидов. Если не психологи, то кто будет этим заниматься?

Первая психологическая служба в Бурятии при школе 32 когда-то прогремела не только на всю Бурятию, но и за рубежом. Посмотреть на опыт наших специалистов приезжали из-за границы опытные психологи и педагоги. 13 самых опытных психологов работали не только при многочисленной 32-й школе, но и организовывали семинары и тренинги по всей республике. Сейчас из солидной некогда психологической службы осталось только два психолога и логопед.

— И за рубежом, и по России идет тенденция по увеличению количества психологов, — сетует теперешний руководитель психологической службы в 32-й школе Людмила Викторовна Стрижкова. — Не говоря уж о таких странах, как Англия, где каждая семья имеет своего личного психолога. А в таких многочисленных школах, как у нас, должно быть никак не меньше шести психологов.

Сокращают ставки

По словам Людмилы Стрижковой, сейчас больше психологических проблем не у детей группы риска, как было принято всегда считать, а как раз у так называемых благополучных, ведь такие дети, как правило, заняты везде и во всем. Отсюда эмоциональные перегрузки, стрессы, проблемы в отношениях и так далее.

— Хоть мы и делаем акцент на качество образования, но оно всегда было неразрывно связано с воспитанием. Понятно, что денег не хватает. Но ведь даже в самые сложные 90-е годы удавалось сохранить кадры, — говорит Людмила Стрижкова.

Профсоюзники ставят вопрос ребром: вопрос по финансированию допобразования в школах надо как-то решать.

— Психологов сократили, например, в 23-й школе, 32-й и 22- й, — заявляет председатель городского профсоюза учителей Наталья Федотова.

Что касается педагогов дополнительного образования, то в этом случае, по словам Натальи Федотовой, сокращают чаще не живых людей, а ставки:

— Чаще всего допобразованием занимаются обычные учителя-предметники, но сейчас, когда во всех школах начали менять штатное расписание, ставки, то есть часть зарплаты, которая насчитывалась за допобразование, убрали. Конечно, люди пострадали — зарплата стала значительно меньше.

Что делать?

Не понаслышке знают об этой проблеме и в Комитете по образованию города Улан-Удэ.

— Мы в курсе такой ситуации и, конечно, не приветствуем это. Потому что для нас важно, чтобы психологи и другие педагоги дополнительного образования были обязательно в школах. По моему глубокому убеждению, психолог должен быть не только в школах, но и в других детских учреждениях, например спортивных школах, — заявила Серафима Гавриловна Гарматарова, начальник отдела дополнительного образования и воспитания Комитета по образованию.

По словам Серафимы Гарматаровой, в некоторых школах выход из ситуации находят такой: привлекают тренеров спортивных школ, которые занимаются с учениками на базе школы, организуя кружки и секции. Кстати, в Улан-Удэ, как уверяют в Комитете по образованию, сокращения количества детей, охватываемых дополнительным образованием, не произошло, а наоборот — спортивные школы и детские клубы продолжают открываться ежегодно. Жаль только, что в других населенных пунктах все далеко не так гладко.

ГДДЮТ станет автономным

Как рассказали нам в Городском дворце детского и юношеского творчества, пожалуй, самом большом в республике учреждении дополнительного образования, где сейчас насчитывается порядка трех тысяч воспитанников, здесь сокращений кадров не было. Зато в зарплате потеряли многие.

— Педагогам снижают нагрузку, соответственно, упали зарплаты, — говорит заместитель начальника Городского дворца детского и юношеского творчества Татьяна Имезеева. — Вообще с приходом новой системы никто не выиграл, все только потеряли.

Но введение новой системы оплаты труда для Дворца детского творчества — далеко не единственное испытание на прочность. В скором времени это учреждение переходит в автономный режим, как и многие другие учреждения. Минимум услуг так и останется на безвозмездной основе. Однако все-таки некоторые из тех услуг, которые раньше были бесплатными, сейчас станут оплачиваемыми, а такая перспектива по карману далеко не всем родителям.

^