15.04.2009
Бывший министр труда и социального развития Бурятии Вячеслав Хингелов ответил нынешнему министру социальной защиты Наталье Хамагановой.
В газете "Номер один" от 8 апреля 2009 года ( 14) была опубликована статья "Индульгенция для "бывших". Публикация касалась истории выдачи субсидий ветеранам, инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, нуждающимся в улучшении жилищных условий, в рамках национального проекта "Доступное жилье — гражданам России".

Напомню читателям, что в статье "Индульгенция для "бывших" я, как бывший министр, незаслуженно обвинен в "многочисленных нарушениях", якобы допущенных мной и моим заместителем и выявленных ее ведомством.

Суть вопроса: после проверки Счетной палатой в мае 2008 года законности использования средств бюджета родился акт, где указываются нарушения в том, что среди льготников обнаружены граждане, дважды стоящие в одной и той же очереди. Что субсидии выдавались министерством "мертвым душам" (два случая), а также не стоящим в очереди гражданам (три случая), что министерство превысило свои полномочия, раздав льготникам больше "свидетельств о предоставлении жилищной субсидии", чем это было предусмотрено бюджетом. Из-за чего якобы возникли проблемы, грозящие чуть ли не социальным взрывом и которые были решены исключительно усилиями госпожи Хамагановой.

Понятно, что у любого прочитавшего эту статью возникнет обо мне и моем заместителе самое негативное мнение. В связи с чем я просто вынужден воспользоваться правом на ответ, предоставляемым мне ФЗ "О средствах массовой информации" (статья 46). В статье "Номер один" утверждаете (дословно), что это само министерство после прихода ее на должность в августе 2007 года провело внутреннюю проверку и выявило факты нарушений? Не надо лукавить. Если была бы проверка, факты, указанные в акте аудиторской проверки от 13 июня 2008 года, имели бы совершенно иной вид. И был, преимущественно, посвящен периоду Вашего руководства министерством. К сожалению, о материалах проверки Счетной палатой узнал только из газетных публикаций в июле 2008 года и потому должен пояснить.

Очередь льготной категории граждан, имеющих право на субсидию, начала составляться в конце 2004 года — по оперативному запросу федеральных органов власти, решивших помочь людям в улучшении их жилищных условий. Я еще не был министром. Единый список в 2005 году был составлен и направлен в Москву. Это был первый вариант списка, который постоянно должен обновляться — на случай, если появились новые льготники, либо какой-нибудь льготник самостоятельно решил жилищный вопрос, либо переехал в другой регион, либо (не дай бог!) умер. С тех пор министерство имело два таких списка — тот самый первый вариант, заверенный печатями и подписями и в который, именно в силу печати и подписей, изменения не вносились. И тот список, который постоянно менялся, исходя из обстановки, и который находился в компьютерной базе министерства.

Так вот проверку Счетная палата РБ осуществляла по первому варианту Единого списка, где человек мог стоять в очереди одновременно в двух муниципальных образованиях или в очереди на улучшение жилищных условий в администрации Улан-Удэ, а также по месту жительства в Октябрьском районе. Почему министерство социальной защиты населения, возглавляемое госпожой Хамагановой, не представило аудитору Счетной палаты электронный вариант списка или, как минимум, не пояснило ситуацию? В противном случае, у Счетной палаты наверняка не возникли бы и другие вопросы по персональному составу льготников.

В частности, не было бы никакой надобности указывать в акте Счетной палаты о якобы незаконной выдаче субсидий ряду граждан, появившихся на вполне законных основаниях в электронном варианте Единого сводного списка по результатам очередной корректировки первоначального документа. Ничего не могу возразить по поводу трех фактов подделки документов на право получения субсидий, два из которых были в период моей работы, и один — в период работы госпожи Хамагановой, о чем она в СМИ скромно умалчивает. Материалы этих трех дел изъяты правоохранительными органами, ведется расследование, круг лиц, виновных в совершении преступления, устанавливается. Здесь, думаю, мы полностью заинтересованы вместе с госпожой Хамагановой, чтобы воры были найдены и наказаны по всей строгости закона.

Но никогда не соглашусь с обвинениями в наш адрес, что мы бездумно раздавали "Свидетельства о предоставлении жилищной субсидии", общий объем которых на 2006 год перевалил за сумму свыше 33 миллионов рублей, предусмотренных бюджетом. Здесь необходимо пояснить, что сумма одной субсидии рассчитана федеральным центром исходя из их нормативов, и на одного очередника для Бурятии размер субсидии составлял первоначально 203,5 тысячи, а затем 230 тысяч рублей. Но что можно было купить или построить на эти деньги, если уже в 2006 году однокомнатная квартира стоила около 1 миллиона рублей? При этом мы могли эти мизерные средства перечислить только после того, как дом построен, при наличии акта сдачи и при оформленной сделке с недвижимостью. Понятно, что льготники столкнулись с трудно преодолимым препятствием, и сделки по купле-продаже жилья или строительства ими практически не совершались. Возникла реальная угроза неосвоения этих средств.

Вам, уважаемая госпожа Хамаганова, должно быть известно, что происходит с бюджетными федеральными деньгами, которые не освоены. Проконсультировавшись неоднократно с "федералами", нами было принято единственно верное решение — увеличить круг граждан, имеющих на руках "Свидетельства о предоставлении жилищной субсидии". Только эта работа помогла нам к исходу 2006 года освоить полностью лимит в 33 миллиона рублей. Благодаря этому же в первом полугодии 2007 года освоены 38 млн рублей федеральных средств. Была достигнута твердая договоренность: при досрочном освоении годового лимита дополнительно в IV квартале 2007 года нам было обещано федеральных средств порядка 50 миллионов рублей.

Всего благодаря своевременно принятому решению нам в 2006—2007 годах (период моего руководства) удалось решить жилищный вопрос более чем 300 льготников. Для справки. В те же сроки в Иркутской области свои жилищные условия улучшили 290 человек. В Читинской области — 51 человек, а в Новосибирской области 90 человек при количестве очередников, большем в этих субъектах в разы.

При этом хочу подчеркнуть, что я, как министр, не превысил своих полномочий. Юридическая консультация была проведена с федеральным агентством. Поясню: "Свидетельство о предоставлении жилищной субсидии" выдается на срок 9 месяцев и, согласно действующему законодательству, может быть продлено еще на такой же срок, и неоднократно. Иными словами, очередники, которым не удалось решить квартирный вопрос, скажем, в 2006 году, могли продлить действие свидетельства и получить средства для реализации своего права в 2007 году или в последующие годы. Равно как финансовые обязательства могут наступить при наличии денежных средств в бюджете текущего года. Именно эта гибкая система помогла в значительной степени снять социальную напряженность среди льготных категорий граждан, а вовсе не наоборот, вовсе не так, как преподносите ситуацию Вы, госпожа Хамаганова.

Вы говорите: "Была некоторая паника". Была не паника, а были обычные люди, с которыми можно было поговорить, что очередной транш придет через две недели, в январе 2008 года, и все льготники получат свои деньги. Более того, федеральные органы твердо обещали увеличить финансирование, если средства будут освоены полностью. Во всяком случае, Бурятия была в числе немногих регионов, где программа субсидий была выполнена на все 100 процентов, что, к слову, было отмечено и аудитором Счетной палаты РБ.

А что касается "некоторой паники", то, на мой взгляд, Вы как нельзя точно описали этим свое привычное состояние. Не надо паниковать, надо работать, а не вводить, мягко говоря, в заблуждение ни журналистов, ни общественность. В статье предпочли не упоминать о самом главном нарушении бюджетного законодательства. Счетная палата РБ самым подробным образом отмечает весьма странное Ваше решение исполнить федеральные полномочия из республиканского бюджета. Вот здесь потребовалась Вам "индульгенция".

И, конечно же, меня очень удивила трактовка событий, связанных с включением республиканского и города Улан-Удэ бюджетов в программу господдержки льготных категорий граждан. Послушать Вас — получается, что республика вложилась исключительно для того, чтобы (цитирую) заткнуть бюджетную дыру, якобы образовавшуюся из-за того, что мы выдали гражданам свидетельств на лишних 78 миллионов рублей.

Фактически же дело обстояло иначе. Практически мы увеличили общий объем субсидий на одного человека. Мне многие говорят: все, что сделано за последние годы по укреплению материальной, организационной и кадровой работы отрасли, подается Вами как Ваша личная заслуга. Побойтесь Бога! Люди знают, они разберутся.

И напоследок, уважаемая госпожа Хамаганова! Если у Вас что-то не выходит и не получается, то не надо действовать по принципу "Вали все на предшественников". Я и упомянутый мой заместитель, ставшие невольными жертвами Вашей "некоторой паники", еще вполне способны постоять за свою честь и достоинство.

^