15.04.2009
В одном из прошлых номеров нашей газеты мы рассказывали об улан-удэнце, который дважды отбывал наказание по одному и тому же приговору суда. Иван Гнеушев подал на те ведомства, которые допустили ошибку, в суд, который признал: заключение его под стражу во второй раз было незаконным.
По суду с Министерства финансов РФ за счет средств казны в пользу Гнеушева в качестве компенсации за нанесенный парню моральный вред должно быть взыскано 200 тысяч рублей, но Минфин не согласился с этим решением и подал кассационную жалобу.

Напомним, суд установил: Гнеушев находился под стражей незаконно шесть месяцев и восемь дней. За полгода тюрьмы бывший заключенный не раз обращался с заявлениями к начальству учреждений, но ни одно из них не возымело действия, да и на суде уже после освобождения ни исправительная колония 2, ни СИЗО-1, в которых Иван незаконно сидел, ни МВД республики так и не признали за собой вины. В исковом заявлении Иван просил суд возместить нанесенный ему моральный вред за лишение свободы в размере 1200000 рублей, но суд решил удовлетворить его требования частично и сократил причитающуюся Гнеушеву сумму до 200 тысяч рублей. Но получит ли Иван хотя бы эти компенсационные выплаты, пока неизвестно.

Министерство финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по РБ подало кассационную жалобу, в которой просит отменить решение суда и направить дело на новое рассмотрение. Если же суд кассационной инстанции оставит решение без изменения, просит уменьшить взысканную сумму. В жалобе министерство, ссылаясь на Бюджетный кодекс РФ, подчеркивает, что по данному делу оно не является ответчиком, а "надлежащим ответчиком по делу является Министерство внутренних дел по РБ". В ответ Иван Гнеушев направляет в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РБ отзыв на жалобу Минфина, в которой указывает: его иск — это иск гражданина к государству, а не к ведомству.

Предстоящий судебный процесс, по мнению Ивана, выйдет за пределы только его конкретного дела и, как лакмусовая бумажка, выявит настоящее отношение властей к правам человека в Бурятии.

^