15.04.2009
К четырем годам колонии-поселения судом Гусиноозерска была приговорена 20-летняя девушка, которая, не имея водительских прав, а также навыков вождения автомобиля, села за руль и насмерть сбила ребенка.
На суде Татьяна Мураева свою вину так и не признала, утверждала, что в момент ДТП машиной управлял знакомый, а находившиеся в машине парни оговаривают ее. Между тем, и следствие, и суд, разбираясь в этом деле, пришли к другим выводам.

В тот день ее пригласили покататься на "Тойоте Калдине" парни, среди которых был ее одноклассник. Друзья отмечали проводы друга в армию. Со слов Татьяны, водитель иномарки предложил ей сесть за руль вместе с ним, чтобы научиться ездить. Однако Цыренов (водитель машины) в суде показал, что перед этим девушка заверила его — водить машину она умеет, потому, дескать, он и дал ей руль. Татьяна села между ног Цыренова на водительское сиденье, а он лишь помог тронуться с места. Потом уснул, тогда и произошло ДТП. На ул. Карла Маркса села Ташир Татьяна не справилась с рулевым управлением, выехала на обочину и сбила малолетнего мальчика, стоящего на обочине на велосипеде. Ребенок перелетел через машину и умер.

В момент аварии машина налетела на забор, одна из жердей пробила лобовое стекло и поранила Татьяну. Экспертиза пришла к выводу: девушка могла получить ранение именно от этой жердины, находясь за рулем на водительском сиденье. Это обстоятельство и стало одним из главных доказательств ее вины. Что касается алкогольного опьянения, то, по словам начальника отдела по расследованию ДТП СУ при МВД по РБ Николая Сунграпова, экспертиза установила: на момент совершения аварии девушка была трезвой. То, что Татьяна в тот день не пила, подтвердили все, кто был с ней в компании.

В декабре прошлого года гусиноозерский суд признал Татьяну виновной в гибели мальчика и назначил ей наказание, связанное с реальным лишением свободы. Кроме того, суд определил удовлетворить исковые требования матери погибшего мальчика и взыскать с Мураевой в счет компенсации морального вреда триста тысяч рублей. При назначении наказания суд учел несовершеннолетний возраст Мураевой (на тот момент ей было всего 17 лет), отсутствие судимостей и положительные характеристики с места учебы и работы.

Имена изменены.

^