29.04.2009
Поэзия, живопись, танец и музыка удивительным образом будут соединены в балете-сенсации "Юки" (в переводе с японского "снег"), премьера которого состоится 29 апреля в Бурятском драматическом театре.
В центре спектакля — история жизни, любви юного японского поэта Юки Акито. В его жизни существует два главных увлечения — снег и хокку. И насколько трудно вместить огромный смысл в трех строках стихотворения хокку, настолько трудно выразить все, что ты хочешь сказать, в трех танцевальных движениях. Удалось ли сделать это балетной труппе Бурятского театра оперы и балета, мы узнаем на премьере спектакля. Но, судя по признаниям участников, уже сейчас можно предположить, что балет "Юки" станет важным событием в жизни города.

"Время требует чего-то нового, того, что мы не видели", — говорит Екатерина Самбуева, художественный руководитель балета театра. Так, по приглашению Екатерины Балдановны в Улан-Удэ приехали Анастасия Кадрулева, Артем Игнатьев и Александр Ишигенов.

"Предложение Екатерины Балдановны поставить спектакль, конечно, было очень ответственным шагом, — рассказывает Анастасия Кадрулева, балетмейстер-постановщик балета. — Ведь речь шла о родине. Бурятия — это отдельная страна со своим менталитетом, радостями и горестями. И мне сразу вспомнился сюжет одной прекрасной книги, которую я прочитала несколько лет назад. Я предложила эту идею Екатерине Самбуевой. И она ответила: "Да, приезжайте скорей!"

Так Анастасия Кадрулева со своими друзьями приехала в Улан-Удэ. Познакомившись в театре Эйфмана, Анастасия на протяжении уже девяти лет выступает с Артемом Игнатьевым, который в постановке занимается музыкальным и видеооформлением. С Александром Ишигеновым — профессиональным модельером, который стажировался в престижных домах моды Луи Витон, балерину связывают, как она выразилась, "родственные корни".

"Постановка "Юки" — это сложная работа по выниманию настоящих образов из каких-то наших фантазий, — говорит Анастасия Кадрулева. — Отталкиваясь от артистов, мы все вместе стремились создать что-то необычное. Работа эта приятная. Греет родная земля".

По признанию труппы, спектакль получается эклектичным. Здесь нет какого-то одного направления. Как в музыке, так и в танце. Хореографический язык совмещает в себе неоклассику, модерн, физический театр и японский танец буто.

"Музыка балета состоит из фрагментов произведений современных композиторов, также используется традиционная японская и буддийская музыка, которую я компоновал, миксовал и всячески портил, — смеется Артем Игнатьев. — Видео будет играть в спектакле, скорее, повествовательную роль и в какой-то мере декоративную. Свет, декорации больше будут дополнять сюжет спектакля. И рассказывать то, что не будет сказано языком тела".

Как считает Бакалин Васильев, педагог-балетмейстер театра, свет будет играть важную роль. Он необходим, чтобы показать красоту японских пейзажей, знаменитой сакуры, игру снега, который также будет присутствовать в балете.

"Это не совсем реалистический спектакль, — говорит Анастасия Кадрулева. — И снег будет, например, в виде прекрасных девушек, которые тихо шагают".

Александр Ишигенов, художник-постановщик, называет "Юки" многостилистическим спектаклем, близким к минимализму:

"Японское искусство по сути своей минималистично. Это линия и цвет, который задает ее направление. И в любых формах японского искусства — поэзии или изобразительном искусстве — это сильно чувствуется".

Поэтому зачастую декорациями будут сами актеры. Костюмы для спектакля создавал Дмитрий Мишин, профессиональный модельер, который в данное время востребован в столице.

Балетная труппа насчитывает 24 человека. Два состава. Плюс 4—5 солистов. Также имеется "отдельно ходящий" персонаж, чья цель в спектакле не раскрывается. Конкурса среди артистов не было. Люди появились, можно сказать, сами собой.

"В одном человеке я вижу больше другого героя, в другом — тоже что-то другое, но то, что я вижу, мне тоже нравится, — говорит о труппе Анастасия Кадрулева. — Здесь нужно ребятам понять свои роли, слиться с партией. Не хочется шаблонов. Для меня важно личностное начало танцовщиков. Если я не вижу энергетики, которая исходит от артиста, если я его не чувствую, он для меня как пустое место. Какой бы он ни был идеальный танцор по канонам классического танца".

Спектакль далеко не классический. Он очень непривычен и сложен для актеров.

"Я помню себя, когда я только начинала работать в театре Эйфмана, — говорит Анастасия, — как меня ломало. И я хорошо понимаю ребят. Что-то они хорошо схватывают. Что-то нет. Мы работаем совершенно в другом пространстве. Это уход от вертикалей. Новые положения в пространстве".

"Сложно было, — рассказывает Булыт Раднаев, исполнитель партии Юки. — Я только сейчас начинаю понимать язык пластики. Когда мы начинали, у меня все тело было в синяках. Коленки — страх божий! Юки — внутренне спокойный. И мне надо было работать над тем, чтобы не показывать сильных эмоций. Больше языком тела говорить".

Как считает исполнительница партии Нэж Баярма Цыбикова, зрители должны быть готовы к чему-то кардинально новому:

"Не думаю, что с первого раза все будет понятным. Постановка "Юки" — это изматывающий процесс. Надо работать не только телом. Это своего рода 3D — не только работа по вертикали, работа на зрителя. Это использование объемных вещей, работа спиной — то, чего в балете мы не делали. Используется каждая клеточка тела, волосы, ногти".

Участники постановки признаются: спектакль кардинально отличается от романа французского писателя. Если по роману Нэж никого не любила, а лишь позволяла себя любить, то в спектакле Нэж влюбляется в Юкки, и это меняет ее жизнь.

"Нэж — молодая канатоходка, — говорит Баярма Цыбикова. — Она ничего не видит, кроме этого пути по канату. Но она встречает Юки. И происходит преломление жизни. Как писал Максанс Фермин, "в одной руке она держит сердце ребенка, в другой — свое сердце, которое она отдала Юки. Благодаря этому она шла по жизни. Но происходит дисбаланс. Она умирает".

Все перипетии и сюжетные линии держатся в секрете, например, почему спектакль был назван не "Снег" или не "Нэж", а именно "Юки". Но корреспонденту "Номер один" удалось выяснить некоторые детали, проливающие свет на постановку.

"Нэж — это сон Юки, — говорит Виктор Дампилов, исполнитель партии Юки. — Она в его фантазиях. Она вдохновила его на создание хокку".

"Весенняя Снежинка — это реальность, — говорит Анастасия Самсонова, исполнительница партии Весенней Снежинки. — Она земная девушка, которая с детства любила Юки и которую любил он, сам не осознавая этого. Когда сон Юки заканчивается, мы (Нэж и Весенняя снежинка. — Прим. ред.) превращаемся в снег".

Спектакль "Юки" планируется показать комиссии престижной театральной премии "Золотая маска".

^