02.06.2004
Ровные пересекающиеся линии делят поле рядом с устьем еравнинской реки Заза на клетки размером примерно 30 на 30 метров. Отчетливо видны примерно 25 больших клеток, образованных разделительными канавами. Глубина и ширина канав достигает полуметра. Местные старики рассказывают, что так это место выглядит уже очень давно. Никаких свидетельств о предназначении загадочных канав и тем более о тех, кто их когда-то копал, в Еравне не осталось. Есть только легенды, которые пересказывает друг другу уже не одно поколение еравнинцев. Что это? Корреспонденты "Номер один" отправились разгадывать тайну, оставленную неизвестными землекопами несколько столетий назад.
{Известный писатель, автор более чем полутора десятков книг по истории и культуре бурятского и монгольского народов Сергей Бахлаев считает, что шахматы возникли примерно в начале 12 или начале 13 веков. Однако, несмотря на то, что и доска, и фигуры были такими же, что и сейчас, правила игры немного отличались. Например, король и королева все время были рядом, делая ходы одновременно. В войсках Чингисхана шахматы были популярной игрой. Во время долгих привалов в открытой степи отдых солдат не отличался разнообразием: стрельба из лука, борьба и игра в шахматы. Будучи весьма увлекательным, это занятие хорошо развивало мышление и логику. Сергей Бахлаев считает, что играть на той шахматной доске в поле мог не сам Чингисхан, а кто-то из его приближенных или потомков. Во всяком случае, в изучаемых много лет Бахлаевым книгах на старомонгольском языке о таком эпизоде жизни великого завоевателя не упоминается. Но в том, что сам Чингисхан умел играть и любил шахматы, Сергей Бахлаев не сомневается.}
Древняя легенда
Утверждение, что дорогами в России называется лишь направление, которое выбрали Вы, оправдалось на 100%, однако, то направление, которое выбрали мы, оказалось, наверное, худшим из того, что мне приходилось видеть. Нет, дорога-то, собственно, была. Или точнее, колея. Она была проложена во времена расцвета местного еравнинского лесхоза, но вот уже порядка 10 лет за дорогой никто не следит. Да и ездоков здесь совсем мало. Лесники да браконьеры на УАЗах или "Нивах". Случаются и иностранные внедорожники, но это большая редкость.
Мы тоже в качестве средства передвижения выбрали наиболее приемлемый здесь УАЗик-"таблетку", в которой кроме нас с фотографом находятся еще водитель Сергей и местный старожил, охотник и знаток Еравны Жаргал Цыренжапов. Наш путь лежит в устье реки Заза. Это примерно в семидесяти километрах от еравнинского села Можайка. Конечно, просто так, ради прогулки, на такие расстояния по таким дорогам не ездят. Нами двигал интерес к древней легенде.
Легенда эта передавалась от отцов к детям, от стариков - - внукам. В семидесяти километрах на север от села Можайка, в устье реки Заза и находится эта загадочная площадка, которая очень напоминает шахматную доску.
— У нас в этой местности были летние пастбища скота, — рассказал нам Жаргал. — Как-то на одной из стоянок во время ночевки старики показали мне какието непонятные рвы на земле. Они были очень правильно спланированы и делили довольно большой участок поля на клетки размером от 20 до 40 метров каждая. Всего же таких клеток было ровно... 64! Это была словно шахматная доска, только огромных размеров!
Тогда Жаргал впервые и услышал эту легенду от стариков.
"Е2 — Е4" по-старомонгольски
Короткий отрывистый окрик сорвал с места молодого воина, стоявшего неподвижно в центре большого квадрата, обозначенного со всех сторон неглубоким рвом. Он со всех ног рванул, придерживая руками оружие, на такой же соседний, но пустой прямоугольник. Усатый всадник, облаченный в меха и увенчанный высокой лисьей шапкой, позади шеренги пеших солдат привстал на стременах и увидел, как после короткого окрика в таком же строю, только в нескольких десятках метров от него произошло какое-то перемещение, и в его сторону по краю огромного, разбитого на квадраты поля помчался всадник. Подъехавший сказал всего два слова, после которых снова последовал короткий окрик, и все повторилось сначала. Команды на старомонгольском соответствовали современным шахматным понятиям "Е2 — Е4" и т.д. Поле было шахматной доской, а люди — фигурами. Курсирующие после каждого хода всадники сообщали об очередном ходе игроков противника. Всадником в меховой шапке был сам Чингисхан.
Главный табор Чингисхана был разбит в Кырелене. В то время не соболь был особенно ценен, а черная лиса. Как говорили, "огненно-черная" лисица. Чингисхан занимался охотой и частенько гонял этих лис, ради забавы, конечно. Преследуя одну из них, оказавшуюся необычайно быстрой и хитрой, от самой Шарат-олы отряд Чингисхана оказался в устье Зазы. Тут и произошло то, что местное население до сих пор пересказывает друг другу с благоговением. Лисица, так долго преследуемая Чингисханом, неожиданно превратилась в шамана.
Это был старый орочон (от эвенкийского "орон" — олень) Муурхе, и он жил и молился недалеко от этого места. Что произошло между Великими — неизвестно. Однако, по преданию, Чингисхан и Муурхе решили сыграть в шахматы. При этом поле разметили, как шахматную доску, а в качестве фигур выступали живые люди — воины Чингисхана. Солдаты были пешками, офицеры встали, соответственно рангу, на остальные клетки, а главными фигурами с каждой из сторон верхом на лошадях играли сами Чингисхан и шаман Муурхе.
Шахматное поле сохранилось
Мы приехали на место, овеянное легендами, днем. Сегодня квадраты видны не все. Дело в том, что и скот там пасется, а кое-где проросли деревья, ну а одну часть "шахматной доски" вообще пересекла узкоколейка бывшего леспромхоза. Около 30 лет назад, когда эту дорогу строили, по обеим сторонам от насыпи работала тяжелая техника. Но ни люди, ни животные, ни время не сумели уничтожить того, что было сделано когда-то неизвестными землекопами.
Так или иначе, но даже сегодня сетка, нанесенная кем-то на берегу таежного озера, прекрасно заметна. Удивительно, но бродя между полосами, мы с нашим проводником, одним из старейших охотников этих мест Жаргалом Цыренжаповым неожиданно заметили, что кустики сухого ковыля почти точно повторяют направления разметки. Быть может, в те годы эти канавы чем-то поливали? Например, кровью проигранных "фигур".
Чем закончился поединок древних шахматистов, легенда умалчивает. Но в пяти километрах от того места, где по преданию состоялась историческая партия, есть место, куда вот уже несколько столетий приезжают охотники из Еравны и большинства соседних районов, чтобы помолиться духу ороченского шамана Муурхе. Без этого, как говорят сами охотники, удачи можно и не ждать. У подножия горы, где когда-то жил старик-шаман, деревья увешаны цветными лентами. Вокруг — кучи пустых бутылок и обертки от конфет — остатки от подношений. По сложившемуся столетиями ритуалу, оставив дары, нужно обязательно постучать по дереву — старик был глуховат. Когда-то здесь даже была специальная колотушка и гулкая пустая внутри лесина. Но лет десять назад все уничтожил пожар.
— Собираюсь в дацан съездить, спросить, можно ли мне новую колотушку сделать, — говорит Жаргал, — самому-то боязно: вдруг старику не понравится!
Рассказчики говорят, что Еравна ведет свой отсчет примерно с 1680-х годов. А местные буряты, скрупулезно относящиеся к своей истории, никак более не могут объяснить происхождения этих загадочных клеток. Они утверждают, что ни один из тех, кто жил или кочевал в этих краях, ни для какой цели эти рвы выкопать не мог. Однако скептики предполагают, что это была разметка под фундамент какого-то гигантского дома или строительство большого шатра, другие говорят, что это — явно ирригационные каналы, ведь поле находится на берегу озера. Однако строительства такого масштаба в те времена не велось, а земледелием буряты, как известно, тогда не занимались. Есть, правда, и другие противники этой легенды, которые основывают свою позицию на временных несоответствиях. Исторически принятый год смерти великого завоевателя — 1227-й, ороченский шаман же, по словам стариков, жил около 300 лет назад. И все-таки загадочные рвы очень похожи на шахматную разметку.
^