06.05.2009
На глазах у Ильи Пацкевича вершилась Гражданская и Великая Отечественная войны.
Война и смерть, желание жить, страх... И, вместе с тем, решимость умереть за Родину, если будет необходимо, и даже сумасшедшая любовь — в рассказе о войне участника двух войн Ильи Михайловича Пацкевича есть все. Слушать о том, как история одного человека сплетается воедино со страницами из учебника истории, интересно вдвойне. Ведь большинство из нас знают о войне лишь по книжкам и фильмам, а вот у Ильи Михайловича все было на самом деле.

"Белогвардейцев боялись, а с интервентами дружили"

Родился Илья Пацкевич в 1915 году, а значит, успел застать даже Великую Октябрьскую революцию! В детстве Илья жил то в Челутае, то в Ильке, то в Заиграево, но непременно вблизи железной дороги, ведь его отец был железнодорожником. Поэтому все передвижения белых через нашу республику прошли прямо на его глазах.

— Под натиском войск с запада войска белогвардейцев и интервентов: японцы, чехи и американцы отступали, - - рассказывает Илья Михайлович. — В 1919—20 годах я с ними встречался. Видел, как пешим и конным порядком отходят с позиций семеновцы, каппелевцы. Мне было тогда четыре-пять лет. С интервентами мы, дети, дружили, а вот белогвардейцев почему-то боялись. Для нас они все казались очень страшными.

Именно тогда, в столь юном возрасте, Илья Михайлович впервые попробовал вкус сигареты и так и не смог бросить эту дурную привычку. Хотя сейчас он не может без улыбки вспоминать о том, как это было:

— В Челутае, в железнодорожных тупиках, постоянно стояли эшелоны интервентов. Чтоб хоть как-то скрасить досуг, военные забавлялись с нами, малышней. Американцы нас угощали разноцветным сахаром, японцы рисовой кашей кормили. А вот чехи постоянно издевались над нами, подшучивали. Курить учили. Давали сигареты нам, мы курим, кашляем, а они хохочут над нами. С тех пор я курить и начал.

Кабанские "горлохваты"

В январе 43 года Илья Пацкевич попал в гаубичную артиллерию. Больше половины солдат в полку были родом из Бурятии. Месяц их готовили к фронту, а потом высадили с самолета на Курскую дугу. О том, как служили земляки из Бурятии, Илья Михайлович рассказывает так:

— В нашей 99-й бригаде половина были из Бурятии. Большинство кабанские. Их называли "горлохватами", "ухарями". Боевые были ребята!

В боевых действиях Илья Михайлович заслужил немало наград: орден Отечественной войны, два ордена Красного Знамени, медаль "За боевые заслуги" и другие. Илья Пацкевич был помощником командира, а потом и командиром взвода артпарка. Ответственность огромная. На его попечении было 120 автомобилей, которые круглые сутки должны были быть на ходу. Ремонтировать машины приходилось в любых условиях и молниеносно — 70 автомобилей были под орудиями, остальные только успевали подвозить горючее, снаряды, боеприпасы и продовольствие. И так день и ночь. Порой приходилось ремонтировать машины прямо под бомбежкой.

Если кто-то из служивших в любой войне скажет вам, что ему не было страшно, это будет ложь, уверен ветеран. Страшно было всем. Вот только в критических ситуациях люди ведут себя каждый по-разному:

— Нас постоянно преследовали, приходилось реагировать быстро. А потом уже, когда опасность позади, меня колотить начинает, хоть подходи и бери голыми руками! Тем и жил. Страшно, конечно, было. Умирать ведь тоже не хотелось.

Фильмы врут

Илья Михайлович не скрывает: на войне бывало всякое. Например, ветеран до сих пор не может забыть такие случаи:

— Когда Вильно брали, солдат застрелил одного дедушку литовца и изнасиловал его внучку. Приехал трибунал и его тут же на поле осудили. Мне пришлось выполнять приказ. Мои солдаты расстреляли его.

Бывало, что перегибали палку даже военнослужащие с высокими званиями:

— Перед фронтом на дороге всегда были пробки. А один наш генерал очень куда-то спешил. У него с пути все никак не уходил танк. Тогда генерал взял да и застрелил танкиста. Танк развернули, и генерал поехал дальше. В этот же момент командир танковой бригады, на глазах которого совершилось такое бесчинство, прицелился да и пальнул в автомобиль зарвавшегося генерала. Машина разлетелась на кусочки. А командира того потом оправдали.

Да, было всякое, но это были единичные случаи. То, как сейчас стало модно говорить о той священной войне, Илью Михайловича очень возмущает, как и некоторые фильмы о войне. "В них нет и капли истины", уверен он.

— Неправда то, что людей гнали воевать насильно, что за каждым войском стояли заградительные отряды, которые отстреливали своих же солдат, которые бежали с поля боя. Не было такого. Люди шли на смерть осознанно.

Не меньше возмущения вызывают у Ильи Пацкевича и фильмы, в которых показано, как войну выиграли чуть ли не одни штрафбатовцы и преступники.

— Я прошел всю войну. Дошел до Берлина, но ни разу не встретил ни одного солдата из штрафного батальона! Если они и были, то это были единицы!

3700 км пути с боями!

От Москвы до Берлина Илья Пацкевич вместе с товарищами прошли, в общей сложности, 3700 км с боями! Когда война закончилась, Илью Михайловича срочно положили в госпиталь. Оказалось, что вот уже несколько месяцев он воевал с многочисленными переломами и травмами!

— Грудь сломана, три ребра сломано, позвоночник расколот, рука сломана, в общем, весь помятый был, — улыбаясь вспоминает Илья Пацкевич. — На мое счастье, большинство переломов были только трещинами. Вот видите, на груди хрящи наросли. Старые раны до сих пор побаливают. Ночью лежишь, и боль возвращает тебя на много лет назад, и снова война с тобой...

^