06.05.2009
Бурятские чиновники своеобразно подошли к инициативе Владимира Путина о поддержке социальной сферы в рамках федеральной антикризисной помощи автопроизводителям и регионам. Должны были купить действительно необходимую районам республики мобильную и недорогую технику. Но решили за счет бюджета приобрести огромную партию весьма дорогостоящих мусоровозов, вакуумных машин на базе тяжелой техники, а также грейдеров для коммерческих строительных компаний.
Москва выделила Бурятии 138 млн рублей антикризисной помощи на закупку техники для нужд регионов. На условиях софинансирования еще 59 млн рублей должна добавить республика. Идея здравая: отечественные автозаводы получают заказы, а регионы — бесплатные автомобили для их нужд. И радостно, что Бурятия оказалась не последней на этом "празднике жизни".

Таким образом, 8 апреля 2009 г. в адрес министра регионального развития России Виктора Басаргина ушло письмо за подписью зампреда правительства Бурятии Александра Фоменко "О предоставлении перечня автомобильной техники". В заявке указан перечень механизмов, которые, по мнению местных чиновников, необходимы республике.

В перечне движимого имущества десятки "уазиков", "жигулей" и "пазиков". Но, наряду с автомобилями социальной направленности, чиновники собрались закупить и передать строительным организациям 15 грейдеров. Это уже настораживает. Государственных строительных организаций в Бурятии нет. Таким образом, коммерческие структуры будут пользоваться техникой в рамках антикризисных мероприятий. Тогда на каких условиях бизнес возьмет госсобственность? Каковы будут договорные отношения — лизинг грейдеров, передача в управление, аренда? Или речь идет о банальной бесплатной передаче в пользование в виде антикризисного подарка? Причем речь идет о сумме в 60 миллионов рублей, но подробностей освоения никто из власти не сообщал.

Немало вопросов возникает и по поводу закупки 28 "КамАЗов" на сумму 58 миллионов рублей. Речь идет о пяти вакуумных машинах на базе "КамАЗов" — КО-505А и 23 мусоровозах "КамАЗ КО-427" по классификации, с так называемой "задней загрузкой кузова". Приобретаются они для нужд сельских районов, но у технически образованных сельчан использование "КамАЗов" в деревнях и поселках вызывает недоумение.

Прежде всего они потребляют немало дизельного топлива. Поэтому затраты поселений, разбросанных на больших расстояниях друг от друга, при использовании тяжелых мусоровозов будут весьма велики. Кроме того, в отличие от простых и дешевых малогабаритных мусоровозов, которые можно починить в сарае "у дяди Васи", "КамАЗы", в случае поломки, придется гнать в Улан-Удэ и ремонтировать там. Дизель как никак. Но больше всего селян волнуют габариты закупаемых ассенизаторских машин.

Как рассуждает глава одного из районов Бурятии, "они все длиной более девяти метров, а у нас все тесно в деревнях и к выгребным ямам столь большим "фекаловозкам" трудно будет подъехать, они могут все заборы нам поломать. Вместо одного такого "КамАЗа" можно было за эти же деньги три вакуумные машины взять".

Как считают наблюдатели, в случае с федеральными "антикризисными" деньгами возможно "творческое освоение" с попыткой ряда "ответственных товарищей" простимулировать продажи дорогой спецтехники. У кого? У ряда автодилеров, работающих в республике, заинтересованных в сбыте своей техники за счет бюджета. Реальну же нужду селян в экономичных и недорогих мусоровозках и "вакуумках", похоже, вряд ли кто принимал во внимание.

Кстати, в Чите, как сообщают СМИ, на всю сумму господдержки по этому проекту решили закупить автобусы: "школьные" и для муниципальных перевозок в городе и селах.

Бурятия весьма успешно лоббирует свои финансовые интересы в кабинетах федеральной власти. Изначальная цель "завода" сюда федеральных денег, безусловно, благая. Но весьма странные выборы, куда их потратить, а заодно отсутствие информации, на каких условиях они будут осваиваться, позволяет усомниться в эффективности намерений.

^