13.05.2009
Бурятские угольщики "пролетают" мимо крупного угольного проекта в Северной Монголии, в приграничном Селенгинском аймаке. Речь идет об освоении месторождения Улаан-Овоо. Некоторое время назад в нашей республике шли активные разговоры о том, что угольная компания из Бурятии планирует совместно с монгольской стороной начать добычу угля. Однако дальше разговоров дело не пошло.

Это был очень амбициозный план для Бурятии. Наверное, первый международный проект в другом государстве. Республика претендовала не только на транзитную роль — прогонять через свою территорию железнодорожные составы с топливом — но и добывать его за пределами России. Многие жители Бурятии, наверное, до сих пор думают, что процесс идет. Однако есть совсем иная информация.

Потенциал месторождения оценивается в 208 миллионов тонн высококачественного угля. В свое время экспорт угля планировалось вести через бурятский погранпереход "Желтура". Также предполагалось, что три четверти добытого топлива будут поставляться в Россию для последующей продажи, остальной объем хотели оставлять в Монголии. Что будет сейчас, не совсем понятно. В любом случае Бурятия может выступить не более как обычный транзитный регион.

Несколько дней назад англоязычный сайт pr-usa.net распространил сообщение: канадская компания Red Hill Energy Ltd. представила предварительное технико-экономическое обоснование, которое было подготовлено австралийской Minarco-Mine Consult of Sydney. Это очередной шаг, который западные бизнесмены сделали в направлении освоения Улаан-Овоо. Общее изучение района будущей угледобычи иностранцами было сделано еще в 2006-м году. По версии иностранных источников, проект угледобычи рассчитан на 21 год. В первые два года компания намерена провести строительство инфраструктуры: городка для рабочих, электростанции, угольного склада, офисного здания и тому подобного.

В правительстве республики признали факт противоречий, сорвавших бурятское участие в разработке месторождения. "Стороны не смогли между собой договориться. Не пришли к какому-то общему плану действий, — отметил источник. — Монголы настаивали, чтобы сначала были вложены деньги. Наши говорили: давайте сначала оформлять лицензию, а потом вкладывать деньги. Так ни к чему и не пришли".

Однако, по мнению источника, это формальная причина остановки переговоров. Реальная же может заключаться в том, что на мировой рынок угля не так легко пробиться.

Как неофициально говорят в правительстве: "В этом бизнесе нет свободных ниш, новому производителю некому сбывать уголь. Я вас уверяю, если бы, к примеру, можно было продать 20 миллионов тугнуйского угля, то его столько бы и добывали. Но рынок заполненный... Чтобы куда-то "запихнуть" новых 5 тысяч тонн угля, надо кого-то оттуда выгнать. Рынок хорошо изучен, все игроки друг друга знают. И мировой, и российский, и даже муниципальный рынок угля — "устаканенный". На данном же месторождении, чтобы проект был рентабельным, надо добывать минимум 1,5- -2 миллиона тонн угля. Не так просто его куда-то встроить".

Конечно, существует китайский рынок — бездонная бочка потребления. Но опять же транспортная схема отсутствует. Монгольская железная дорога — одного стандарта с Россией, а в Китае другая колея. Перегрузка, которая существует на границе между Монголией и Китаем, больше 300 тысяч тонн угля "протолкнуть" не может. И она в настоящее время загружена полностью. Но это уже большей частью монгольские проблемы.

А в самой Бурятии уголь из Улаан-Овоо не нужен абсолютно. Он более высококалорийный, чем тугнуйский. Он вообще не проектный для использования на наших котельных в силу чисто технологических причин. "Разве только покупать, смешивать с каким-нибудь низкокалорийным углем. Но это ложится на себестоимость. Обычно на такое идут не от хорошей жизни", — отметил наш собеседник, выражая свое личное мнение. Даже если бурятские угольщики и договорились бы с монгольской стороной, вряд ли это привело бы к заметным результатам.

Впрочем, как бы там ни было, факт остается фактом. Первая попытка бизнес-экспансии РБ за границы России, увы, провалилась. Конечно, ее можно было бы назвать второй неудавшейся попыткой. До нее мы видели попытку "раскрутить" в Улан-Баторе Торговый дом "Бурятия". Но это был чисто торговый проект, и он просуществовал совсем недолго. А здесь речь шла о настоящем промышленном бизнес-проекте.

Что теперь будет с Улаан-Овоо, нам, по большому счету, уже не очень интересно. Единственное — если Монголии (с помощью канадцев) удастся врезаться на мировой угольный рынок, то, конечно, мы порадуемся за успех южных соседей.

^