20.05.2009
Судьба озера Котокель, которое в данное время считается местом экологической катастрофы, неясна ни в ближайшей, ни в дальней перспективе. С одной стороны, выбиваются деньги на спасение озера, с другой, ставится под сомнение диагноз заболевания водоема. Ситуация усугубляется тем, что непонятно, можно ли отдыхать на озере в текущий летний туристический сезон.
Переняли опыт регионов

С некогда туристическим центром Бурятии происходят жуткие вещи. Люди, живущие вдоль побережья, умирают. Рыба дохнет. С момента начала катастрофы идут кулуарные споры между чиновниками, надзорными органами и учеными о происходящем в 120 километрах от Улан-Удэ. Все это время, по умолчанию, на использование озера наложен фактический запрет. Все заинтересованные ведомства выглядят временами растерянно и выверяют каждое сказанное и написанное слово.

Вся проблема в том, что в России гаффская болезнь, которую официально предполагают на Котокеле, регистрировалась очень редко. За всю историю, по литературным данным, всего 10 случаев. Поэтому информации о ней (как происходит заражение, по каким причинам) очень мало. Помимо всего прочего, гаффская болезнь вызывается разными токсинами, всего их, по словам сотрудников Роспотребнадзора, около 100, в том числе и карбаминовая кислота.

За основу причин гибели озера Котокель был взят опыт Тюменской области. Научно-исследовательский институт, который проводил работы, выявил причину гибели рыб — содержание той самой карбаминовой кислоты. Этот токсин был вызван сине-зелеными водорослями элодеи канадской, которая, так же как и в Котокеле, заполонила собой и погубила однажды тюменское озеро. Исследования ученых еще одного региона привели к таким же заключениям, только там озеро погибло из-за красных водорослей.

Существовала, правда, еще одна весьма странная версия: Котокель загубили браконьеры. Наличие карбаминовой кислоты появляется в водоемах из-за взрывчатых веществ, которые варварским способом используют при ловле рыб браконьеры. Впрочем, осенью прошлого года ее сочли малосостоятельной. В общем, пока остановились на диагнозе "гаффская болезнь".

Ученые сомневаются

Пока, согласно официальной версии, республиканская власть лоббировала спасение Котокеля в федеральных структурах (и небезуспешно), свою лепту в судьбу Котокеля внесли местные ученые, в том числе медики. Они высказали опасения, что карбаминовая кислота, содержащаяся в рыбе, не может быть главным фактором гибели людей. Рыба погибает при концентрации карбаминовой кислоты 0,1. А человеку для летального исхода необходима концентрация 50, то есть в 500 раз больше. Для того чтобы получить летальный исход, надо съесть очень много рыбы.

В общем, ученые БНЦ пришли к выводу, что прежде чем спасать озеро, надо наверняка знать от чего. Ученые настаивают на дополнительном научном исследовании, подобная работа займет не меньше одного года. Помимо этого, ученые требуют дополнительное финансирование, так как выделенные федеральные деньги на спасение озера, по законодательству, не могут быть использованы на научные работы.

Прокуратура — за срочное спасение

Оппонентами местному научному сообществу выступили контролирующие органы. Заместитель природоохранного прокурора Теймур Магомедов высказал мнение, что спасать надо уже сейчас.

Как было заявлено: "Наряду с дополнительным научным обоснованием необходимо параллельно принимать меры по ликвидации ситуации, которая сложилась прошлым летом на Котокеле. Сейчас идет нерест, и ловля рыбы на озере запрещена. Но известно, что Котокель сообщается с другими реками, среди них и довольно большая река Турка. В январе был зафиксирован случай отравления человека, который съел рыбу, выловленную в Турке. Необходимо уже сейчас начинать принимать меры, чтобы не допустить подобных ситуаций в будущем. Особенно сейчас, когда открылся сезон охоты и рыбалки".

Ясность, хотя бы промежуточную, могли бы внести в правительстве. В министерстве природных ресурсов Бурятии от комментариев отказались, ссылаясь на чрезмерную занятость. Но деньги на дополнительное исследование минприроды все-таки обозначило — около 300 тыс. рублей. По мнению ученых БНЦ, сейчас решается вопрос, кто профинансирует заявленную сумму, а пока мы ни рубля не получили. "Приказа нет, распоряжения нет".

Туризм на озере без воды

Между тем, степень опасности для жизни и здоровья местных жителей прибрежных сел Котокель, Черемушки, Исток до сих пор никто официально не озвучил. Наступил новый туристический сезон. Но до сих пор никто из властных или контролирующих структур не заявил внятно, можно ли отдыхать на озере.

В Роспотребнадзоре ответили, что свое санэпидзаключение они уже подготовили и вынесли: "Озеро Котокель не может быть использовано в целях рекреации". При этом, правда, сделали маленькую оговорку, что если турбазы смогут обслуживать отдыхающих без озера, то летний сезон будет открыт. Ездить на турбазы и не пользоваться водоемом как-то уж совсем бессмысленно. И кто там будет обеспечивать охрану, чтобы отдыхающие не проникли к озеру, не совсем понятно. А сами граждане в местах отдыха дисциплиной не отличаются.

К тому же, пока не готовы заключения еще двух надзорных органов — "Байкалводресурсов" и Республиканского агентства по природным ресурсам и охране окружающей среды. Они наряду с Роспотребнадзором также должны вынести собственное заключение о том, можно ли использовать озеро хоть в каких-либо целях. Пока нет официальных заключений, вопрос "Что делать с Котокелем?" остается такой же загадкой, как и болезнь озера.

^