20.05.2009
Финансовый кризис, коснувшийся всех отраслей без исключения, вынуждает людей искать новые источники заработка. В Улан-Удэ на проспекте Автомобилистов с каждым днем становится все больше строительной техники. Владельцы "КамАЗов", экскаваторов, бульдозеров и строительных кранов вынуждены идти "на панель".
Еще пару месяцев назад мужчины, стихийно предлагающие себя и строительную технику, трудились на муниципальных и республиканских объектах. Их средний возраст 35—50 лет. Среди профессионалов, оставшихся без работы, есть участники строительства дорог, жилья и даже реконструкции памятника Ленину.

Российские эксперты дают прогнозы: порядка 50% государственных строительных проектов в регионах будут заморожены. Негативно на этой отрасли отразился факт приостановки банками кредитования строительных проектов. Соответственно, существенно сократилось финансирование строительства и ремонта дорог. В результате, по цепочке, снижение реальных заработных плат и сокращение рабочих мест.

Эти данные находят свое подтверждение в словах тех самых рабочих, которые пытаются хоть как-то продать свои услуги. Им надо прокормить семью, оплачивать кредиты, в общем, выжить. В их числе и Сергей Гарматаров, который еще недавно трудился на городских стройках, а теперь ежедневно приезжает на проспект Автомобилистов в поисках работодателя.

— Наше предприятие обанкротили и выгнали на улицу, — рассказал строитель с многолетним стажем. — Сначала пытались менять форму собственности нашей компании. То одно название было, то другое. А потом неожиданно привлекли к реконструкции памятника Ленину на площади Советов. Три года мы там отпахали, а нам так и не заплатили. Потом реконструкцией Мемориала Победы занимались. Думали, заработаем. А нам объявили, что предприятие закрывается. Мне не выплатили 70 тысяч рублей! Те, кто, как и я, остался без средств и работы, подали в суд. А что толку? Никаких денег мы до сих пор так и не высудили. Даже президентам писали, Бурятии и России, в результате — ноль!

Отсюда неиссякаемый пессимизм Сергея:

— Не верю я теперь в нашу власть! Сейчас работать идти некуда, вот и стою здесь. День может вообще не быть никакого заработка, иногда получается заработать. Но больших заказов нет, в основном, частники нанимают, которые строят для себя. Бывает, что и маленькие фирмы предлагают поработать на них. Вот и выкручиваемся как можем.

По словам теперь уже бывших сотрудников строительных компаний, почти каждый день "на панели", как ее называют между собой водители, появляется новичок. Если раньше на проспекте Автомобилистов, в основном, можно было увидеть грузовые машины типа "КамАЗ", то теперь ассортимент строительной техники значительно расширился. Сейчас здесь строительные краны — большие и средние, бульдозер, экскаватор.

— Каждый второй, кто здесь стоит, — бывший работник стройки, — продолжает Сергей. — Многие ушли, так и не дождавшись выплаты задолженности по заработной плате. Есть мужики, которым строительные фирмы по 100 тысяч и больше должны. Нас несколько раз пытались выгнать с этого места, запрещали нам тут стоять. Так ведь если бы имели работу и достойную зарплату, разве бы мы здесь находились? Не могут предоставить нам ничего — пусть хоть позволят заработать!

Среди тех, кто не так давно приобрел новое рабочее место "на панели", несколько жителей Бичурского района. Отсутствие работы на селе вынудило их податься на заработки в столицу Бурятии.

— Я вообще-то механизатором много лет трудился в Бичурском районе, но работы в деревнях нет, — рассказал новый обитатель "панели" Алексей. — Никогда не думал, что доживу до такого времени, когда за заработком придется ездить в город. Раньше техника в это время вся на полях была, а теперь есть много деревень, которые вообще сеять перестали. Хорошо, что я когда-то этот экскаватор в собственность оформил. Опять же — колхоз задолжал, вот и рассчитался со мной таким образом.

Судя по всему, Улан-Удэ надо основательно подготовиться к наплыву сельских гастарбайтеров. Тот же бичурский строитель сообщает:

— Теперь вот со своими земляками, втроем, пытаемся хоть какую-то копейку заработать. Что дальше будет — непонятно. Заказов все меньше становится, а нам ведь еще и жить в городе надо, платить за аренду, потому что из Бичуры каждый день сюда не наездишься — топлива много уйдет. Боюсь, что в скором времени для нас вообще работы не будет. Что тогда будем делать, ума не приложу!

^