20.05.2009
Проекты, которые мэрия Улан-Удэ позиционировала как средство для решения проблемы самовольно возведенных домов и живущих в них людей, "лопаются" один за другим. Этим и объясняется молчание, которым на протяжении уже долгого времени окружена данная тема в городе. Прискорбный факт выяснился на прошлой неделе, когда представители мэрии все же нарушили "обет молчания" и вышли из самоизоляции, проведя встречу с республиканскими СМИ на тему "самоволок".
Крах планов

"На территории города, не секрет, очень большое количество самовольно возведенных построек. Их в целом — 6364. Они разбросаны пропорционально в Советском, Железнодорожном и Октябрьском районах. Нами проводилась работа по выявлению самовольно возведенных домов, прорабатывали вопрос, где они находятся, и выявили такое количество. Сколько реально, на самом деле, этот вопрос остается открытым", — противоречиво сообщила Светлана Бурдуковская, заместитель председателя Комитета по управлению имуществом Улан-Удэ.

Далее г-жа Бурдуковская обвинила самовольщиков в хаотичной застройке, отсутствии планировки, разбивки улиц. "С этим возникает очень много проблем. И касаемо работы самой администрации, и работы структур администрации города", — отметила она.

Позже, например, представители мэрии заявили, что на выезды "скорой помощи" к самовольщикам в 2008 году городом было затрачено 10 миллионов рублей. Один вызов стоит более 800 рублей, подсчитали в мэрии. Но существуют и другие затраты. "Это не проблема предоставления земли. Это проблема создания достойных условий этим людям", — говорят чиновники.

Что касается создания условий и земли, то тут как-то не заладилось. "Лопнувшие" проекты касались создания вокруг столицы Бурятии, в сопредельных трех районах дачных некоммерческих товариществ (ДНТ). Некий "пояс экс-самовольщиков".

В Тарбагатайском районе предполагалось создать ДНТ "Мирный". "Мирный", по словам г-жи Бурдуковской, существует как зарегистрированное юридическое лицо. Была проведена работа по определению земельного участка, постановка земли на кадастровый учет. После проведенных работ неожиданно выяснилось, что изменилось законодательство и в намеченном месте создать ДНТ абсолютно нереально.

В настоящее время речь идет, фактически, о переезде ДНТ "Мирный" на иволгинскую территорию. Мэрия Улан-Удэ совместно с министерством имущественных отношений республики пытается достичь успеха хотя бы там.

Дачное товарищество в Заиграевском районе также постигла неудача. Иволгинского дачного товарищества, аналогично, не образовалось. Конечно, можно было бы договориться о создании в Иволгинском районе двух ДНТ: того, что предполагалось изначально, плюс переехавшего из Тарбагатайского района — дабы организовать пусть не все три обещанных ДНТ, а два. Как видим, этого не произошло.

Будет всего одно — "Мирный". "Оно будет меньше. Только примерно на две тысячи участков для переноса самовольных построек", — признала г-жа Бурдуковская. На вопрос корреспондента "Номер один": "Могут ли самовольщики сегодня записываться на переселение?" был получен положительный ответ. Да, запись на переселение в ДНТ "Мирный" продолжается до сих пор. Пока в райадминистрациях Улан-Удэ собрано 555 заявлений.

Муниципальные чиновники теряются в догадках, почему самовольщики не хотят переехать на новое место. "Возможно, это и отдаленность. Люди у нас тоже разные... Многие не дают себе отчета, что они действительно живут в самовольно возведенном доме и насколько реально они там проживут", — говорят чиновники.

Что делать с остальными самоволками, неясно. Республиканские СМИ констатируют, что за последние полгода число самопальных "нахаловок" в Улан-Удэ выросло на две тысячи.

Между шилом и мылом

Немало самовольщиков осело в шумовых и затапливаемых зонах. Это около 1,5 тысяч домов. Остальные живут в зонах, где возможно размещение индивидуальных или многоквартирных домов.

Наибольший интерес вызывает судьба поселка Солдатский. Он расположен в зоне подлета единственного международного аэропорта Улан-Удэ и является лакмусовой бумажкой, отражающей положение с самоволками. Пока все тихо... Как отметили представители городских властей, "сегодня полностью выселять поселок Солдатский никто не будет, в этих экономических условиях". Не расселяли поселок и в "жирные" недавние времена.

Мэрия Улан-Удэ вынуждена делать выбор между шилом и мылом.

Шило — это усиление сноса самоволок и публичные протесты граждан на площади Советов. Мы уже видели подобные митинги. Это шило очень больно ударит власть в незащищенное место.

Мыло — это невразумительные попытки "замылить" положение, окружить молчанием, напустить "пены" с переселением некоторых самовольщиков в ДНТ и, по большому счету, законсервировать существующее положение дел.

Мэрия склоняется к мылу. Косвенно это подтверждается тем, что власть подает мало судебных исков об освобождении занятых земельных участков. В прошлом году по решению суда было освобождено 7 участков, занятых самоволками. Решений о сносе было принято 117. На рассмотрении в судах находится 92 иска. К подавляющей части самовольщиков не имеется официальных претензий.

Горожан настраивают против самовольщиков

Зато сложилось впечатление — мэрия, не понимая логики самовольщиков, пытается породить страх среди коренных улан-удэнцев за их кусок благ. Апеллируя к боязни народа за "шкурные интересы", муниципалитет пытается перевести этот страх в неприязнь по отношению к самовольщикам, в их отторжение.

"Вы представьте: вы приходите к себе домой и оказывается, что у вас на кухне сидят незнакомые люди, которые гуляют, празднуют что-то, требуют немедленно их прописать, поделиться едой из холодильника, одеждой и всеми благами, которые есть у вас в квартире. Вы что будете делать? Город — такой же дом для нас, всех горожан. Согласятся ли они делиться с тысячами новых людей, которых мы одним махом легализуем всеми этими благами? Вот в чем проблема", - - в открытую говорят чиновники, фактически формируя образ самовольщиков как граждан "гуляющих" и "празднующих".

Столь прямой пропагандистский накат на самовольщиков происходит, пожалуй, впервые. Раньше мэрия могла обходиться без откровенного взывания к эгоизму и жадности улан-удэнцев. И данный поворот в поведении чиновников сильно беспокоит.

Ведь самовольщики тоже люди, они такие же граждане, жители Бурятии, как и коренные улан-удэнцы. Многие из них, а, скорее всего, большинство — трудолюбивые люди, которые приехали на окраины города, воздвигли своими силами дома не от хорошей жизни на прежних местах обитания. Заранее записывать их скопом в "лишних людей" не совсем разумно, как с государственной точки зрения, так и человеческой.

^