17.06.2009
Уважаемый Вячеслав Владимирович!
Обратиться с открытым письмом к Вам, Президенту Республики Бурятия, мы решили в связи с нездоровым ажиотажем вокруг нефритовой темы. На наш взгляд, происходит дискредитация деловой репутации руководителей и коллективов предприятий, добывающих нефрит на основании лицензий, выданных Министерством природных ресурсов Российской Федерации.

Эти предприятия ведут деятельность на основании добычных и набора других официальных лицензий и разрешений, отчитываются перед рядом государственных служб и ведомств, регулярно проверяются различными контролирующими органами.

Несмотря на это, при помощи некоторых публикаций в средствах массовой информации формируется общественное мнение о том, что предприятия, ведущие добычу нефрита, либо не имеют права на данную деятельность, либо ведут ее в обход закона. А между тем, трудами именно малых нефритодобывающих предприятий был обеспечен рост отрасли с 30 тонн в 1992 году до 1000 тонн в год в настоящее время, и, как следствие, многомиллионные поступления в бюджеты Республики Бурятия.

В то же время в прессе, в кулуарах власти и кабинетах бизнесменов муссируется мысль о необходимости создания государственного предприятия с участием китайского капитала. При этом государству должно принадлежать 51% акций предприятия, а китайской стороне — соответственно, остающиеся 49%. Такая схема должна, по предположению ее создателей, поставить заслон вывозу нефрита-сырца по заниженным ценам.

Также предлагается вменить в обязанность каждому предприятию, имеющему или вновь получающему лицензию на добычу нефрита, обучить резьбе по нефриту не менее 120 человек. Эта мера якобы должна способствовать возникновению индустрии по переработке нефрита на территории Республики Бурятия и замене вывоза сырца экспортом изделий.

Предлагаемые шаги не выдерживают никакой критики.

Прежде всего, ясно как день, что китайская сторона будет заинтересована не в повышении, а в снижении цены на экспортируемый нефрит. В связи с этим участие китайских предпринимателей в добыче будет носить заведомо ущербный для российской стороны характер. Кроме того, представители китайской стороны будут иметь прямой интерес в деле. Представители же нашей, государственной, стороны не будут иметь такого интереса, — они будут, в силу служебного положения, преследовать общественный, не принадлежащий никому в отдельности, интерес. Это создаст идеальные условия для коррупционных схем, не дать воспользоваться которыми могут только сложные правоохранные меры - при условии, что сами правозащитники устоят против участия в этих схемах. Кроме того, участие 49% китайского капитала обернется для Бурятии потерей рабочих мест, поскольку в совместных предприятиях доля китайцев будет 80-90%.

Идея о подготовке кадров и создании предприятий по обработке нефрита на территории республики не продумана до логического конца. Причины лежат на поверхности и очень просты. В настоящее время нет ни одного учебного заведения, способного научить резьбе по нефриту, как нет ни одного мастера, способного организовать такое обучение в каком-либо заметном объеме. Выпуск хотя бы 20 человек в год требует создания учебно-производственной базы. Для этого нужно не просто финансирование, но создание художественной традиции ремесла, которого просто нет как явления. Это то же самое, что решить создать на территории республики художественный промысел по аналогии, например, с палехским рисунком. Принять решение об этом можно, можно даже приказать, но ничего не изменится — некому будет рисовать, тем более в массовом характере.

Точно так же и с нефритом — китайской традиции и искусству резбы по нефриту пять тысяч лет. В Бурятии нефрит в сколько-нибудь значительных объемах и имеющих художественную ценность формах не резали никогда. При этом убивая местное добычное дело в пользу предприятия с иностранным участием, авторы нефритового будущего Бурятии полагают увеличить объемы производства нефритовой продукции в 10 раз.

При этом в одних публикациях говорится о том, что надо экспортировать готовые изделия, в других — что ввоз в Китай готовых изделий запрещен китайским законом. Тогда непонятно, куда мы будем везти поделки наших учеников и почему там будут покупать нетрадиционные и малохудожественные вещи из нефрита. И почему за них будут платить такие деньги, что это в корне изменит существующую картину, а республиканская казна просто распухнет от нефриторублей.

Да, нефритовая тема особо остро зазвучала в связи с разработкой и принятием правительством республики Концепции развития нефритовой отрасли Республики Бурятия. Необходимость в такой концепции давно назрела. Но при составлении этого документа не учитывалось мнение людей, работающих в этой сфере не один десяток лет. Именно поэтому некоторые положения Концепции, мягко говоря, вызывают удивление.

Смех также вызывает запущенная в ход легенда о том, что нашлись геологи, которые вели на собственные средства поиски и которые таки обнаружили новые месторождения нефрита, о которых они хотят рассказать только руководству государственного предприятия. Что это за люди, какова их личная научная и деловая репутация, не сообщается. Мотивы их также не раскрываются, хотя любой человек с опытом в камнесамоцветном деле может сказать, что намерения их просты — получить государственное и иностранное финансирование, а с добытым камнем поступить как со своим.

При этом существует ярко выраженная проблема с "черными" копателями, то есть с теми, кто внаглую расхищает природные запасы. Это не отражается в прессе, не озвучивается на заседаниях правительственного уровня и намеренно находится вне поля зрения контролирующих органов. Ясно только, что создание госкорпорации на руку и "черным" копателям.

С нашей точки зрения, на месторождениях камнецветного сырья должны работать исключительно предприятия малого и среднего бизнеса, поскольку только они могут обеспечить по-хозяйски рачительное их освоение. Подозреваем, что мы, законные недропользователи, стали объектом нападения людей, заинтересованных в рейдерском захвате предприятий недропользования и перераспределении отрасли под личиной создания "госкорпорации". Для этого активно используется административный ресурс.

Мы, исходя из многократно декларировавшихся федеральными и республиканскими органами власти программ поддержки малого и среднего бизнеса, считаем задачей государства не мешать работе, а, наоборот, поддерживать и создавать условия для развития предприятий недропользования, что должно приводить к росту добычи нефрита и, в свою очередь, увеличению поступлений в бюджеты различных уровней.

Со всей ответственностью заявляем, что меры, предложенные в Концепции развития нефритовой отрасли, принятой правительством 20 января 2009 года, не приведут к желаемым увеличениям производства продукции, занятости и поступлениям в бюджет. Основания, на которых составлена Концепция, ошибочны.

Просим Вас принять меры к пересмотру позиции правительства в отношении добычи и переработки нефрита, составленной без учета мнения руководителей и специалистов добывающих предприятий, ведущих разработку месторождений на законных основаниях.

С.П. Костюков, генеральный директор ОАО "Байкалкварцсамоцветы"

А.П. Секерин, директор ООО ГП "Сибирьгеология"

В.К. Сверкунов, директор ОАО "Сосновгео"

Т.М. Туракина, председатель СРЭО "Дылача"

О.Ю. Коршунов, директор ООО ПТП "Каскад" . Н.И. Илюхинов, председатель Совета улан-удэнской МРО Буддийской общины "Дхарма".

^