24.06.2009
Несмотря на удаленность и малонаселенность северных районов Бурятии, случаются и здесь конфликты общереспубликанского масштаба. Так, например, по заявлению Федора Убонова, председателя ЭСХПК "Байкальский", у эвенков, проживающих в этих местах, отобрали собственность, лишили работы, а заодно Бурятия потеряла существенную часть прибрежных и крайне ценных земель.
— Какой земли лишилась Бурятия и с чего началась вся эта история?

— Колхоз "Победа" был крупным собственником. Земля, от реки Тыя до мыса Елохино (граница Иркутской области), принадлежала колхозу. Это в пределах 160—170 километров прибрежной территории, уходящей вглубь на 50—60 километров. Там и пастбища, и охотничьи угодья. Помимо этого, у колхоза были рыбопромысловые участки по западному и восточному берегам Байкала, например, около поселка Давша. Так продолжалось до 2001 года. Но при реорганизации колхоза в кооператив в 2002 году, администрация Северо-Байкальского района намеренно не включила в Устав пункт о том, что ЭСХПК "Байкальский" создается на базе колхоза и является его правопреемником. В первую очередь из документов исчезла земля, около 100 тысяч гектар.

Людей ввели в заблуждение. Огромный поселок и тысячи людей лишились возможных прав собственности. Но в администрации района не учли одну вещь. Наверное, это покажется смешным, но мы до сих пор живем по постановлению 1937 года. Согласно нему, СССР как государство передал колхозам землю в вечное безвозмездное владение. В нашем случае, когда ликвидировали колхоз "Победа", то вся земля перешла обратно Российской Федерации как правопреемнику СССР. Район и республика не получили ничего. В выписке из кадастрового плана о выделении нам 17 тысяч гектаров, который у меня на руках, четко написано, что остальная земля теперь федеральная.

— Людей перевели в ЭСХПК, но они продолжали трудиться на берегу. На каких условиях?

— 17 тысяч гектаров, это примерно шестая часть от прежних колхозных земель, передали "Байкальскому" в пользование сроком на 49 лет. Это был договор аренды с Северо-Байкальским лесхозом. Земля использовалась жителями села для заготовки дров, для пастбищ. Для охоты они не предназначены. Вся земля вряд ли имеет инвестиционную привлекательность. Но 3—4 участка на берегу Байкала вполне могут быть интересны для капитальных вложений. В этом смысле участки на восточной стороне озера, в той же Давше, более привлекательны для инвестиций. Но та земля сейчас федеральная.

— Чем грозит ликвидация "Байкальского"?

— При ликвидации колхоза в 2002 году республика потеряла сотни километров земли вдоль Байкала. Теперь при ликвидации ЭСХПК "Байкальский" может потерять 17 тысяч оставшихся гектаров: они опять перейдут федеральному центру. В результате можно будет увидеть в том месте длинный бетонный забор, за которым на тысячах гектарах прибрежной земли будет течь федеральная жизнь. А там покосы, пастбища, пашни для обычных людей, жителей поселка. Иначе говоря, будет устроена резервация для эвенкийского поселения без возможности заниматься традиционными видами деятельности. Без доступа в лес и на Байкал. Я уже не говорю о том, что Бурятия может потерять потенциально сильное предприятие на севере Байкала.

Поэтому, возможно, кто-то сильно заблуждается, когда уничтожает предприятие, держа в мыслях наши земли, которые якобы освободятся. Распоряжаться всем будет федеральная власть. Я уже устал это говорить.

— Предприятие все-таки уничтожают?

— Вскоре после реорганизации в 2004 году, корабли, трактора и остальные средства производства были изъяты из имущества кооператива и переданы в ООО. Стандартная схема увода имущества. Это было решение администрации Северо-Байкальского района, которая вообще-то не имела права вмешиваться в дела кооператива. Прокуратора на тот момент опротестовала такой увод имущества. Но оно обратно в ЭСХПК не вернулось. Далее ликвидировалось и ООО. Имущество осталось валяться на берегу и ржаветь. Сейчас от него почти ничего не осталось.

В 2005 году минсельхоз Бурятии, видя такое непростое положение предприятия, выделяет повышенный лимит добычи — 1500 голов нерпы для кооператива. Этого хватило бы, чтобы люди работали, а предприятие рассчиталось с долгами. Но администрация Северо-Байкальского района своим постановлением изымает эти лимиты. Мотивируя это решение неэффективным управлением. При этом они же ранее приложили немало усилий, чтобы предприятию было не на чем работать.

В общем, предприятие встало. В период с 2003 по 2005 годы "Байкальский" фактически не работал. Балансы были нулевые, тем не менее, появился долг, который сейчас является основанием для окончательного банкротства.

Уже в ходе процедуры банкротства минсельхоз Бурятии еще раз попытался помочь "Байкальскому", выдав лимиты на вылов 20 тонн рыбы. Это мизер — исключительно для поддержки населения. Мы начали осваивать лимит, но по ходатайству тогдашнего главы района Сафронова и с подачи Рыбохозяйственного совета в лице Турбянова кооператив "Байкальский" вообще исключается из реестра природопользователей.

— Как живет население поселка сейчас?

— По закону, малочисленным народам Севера, в частности нам, эвенкам, государство дает лимит на добычу нерпы и вылов рыбы. Возможность добыть 5—6 штук нерпы и 70 килограммов омуля в год на одного человека — этого, конечно, недостаточно. Что такое два мешка рыбы на год для взрослого мужчины?

Обстановка взрывоопасна. Люди занимаются тем же, что и при работавшем "Байкальском", только вне закона. Ловят рыбу и продают поджидающим перекупщикам из Иркутска. Уходят в тайгу на промысел, опять же в частном порядке. Рубят лес на дрова. Их штрафуют за незаконные порубки. Так и живем.

— Пока ваше предприятие не работает, что происходит с теми 17 тысячами гектаров, которые даны вам в пользование?

Там уже вовсю ведется хозяйственная деятельность другими лицами. Северо-Байкальский лесхоз дает право кому-то рубить лес на сопках. Там вообще-то, с точки зрения экологии, рубить запрещено. Уж мы-то, эвенки, знаем. Но сопки сейчас голые стоят без леса. То есть предприятие еще живо юридически, но наша земля уже кем-то используется.

А на бывших землях колхоза "Победа", ныне федеральных, появляются странные турбазы в несколько этажей, заняты места на горячих источниках. В общем, осваиваются.

^