01.07.2009
Улан-удэнский аэропорт "Байкал" станет одним из объектов длительной судебной тяжбы между Meinl Airports International и ее материанской компанией Meinl Bank. Таким образом, и без того туманные перспективы стратегического объекта Бурятии становятся еще более расплывчатыми.
Кратко стоит вспомнить, что в сентябре 2007 года австрийская компания Meinl Airports International купила местный аэропорт за неожиданно крупную сумму в 24 миллиона долларов. Тогда российские аналитики терялись в догадках по поводу обоснования столь весомой цифры. Появлялись версии. Одна из них гласила, к примеру, об "умных австрийцах", которые зашли в перспективный байкальский регион и приобрели стратегический и геополитический объект. Другая — о покупке ради "заморозки" объекта в угоду красноярскому конкуренту.

По прошествии месяцев ни одна версия не подтвердилась, впрочем, и не опроверглась, но в Meinl Airports International про аэропорт фактически забыли. После кризиса стало очевидно, что для иностранных бизнесменов аэропорт превратился в "чемодан без ручки": нести тяжело, а бросить жалко.

К этому выясняется и то, что "бросить" аэропорт у австрийцев попросту не получится. Теперь активы Meinl Airports International являются предметом судебных разбирательств. Как сообщила на прошлой неделе австрийская газета "Die Presse", собственники аэропорта в данное время судятся со своей материнской компанией Meinl Bank. Стороны предъявили друг другу встречные финансовые претензии, каждая из которых тянет более чем на 100 миллионов евро.

Разбираться в хитросплетениях австрийского бизнеса нет особой нужды. Стоит лишь отметить, что в прошлом году в Meinl Airports International миноритарные акционеры, недовольные результатами деятельности фирмы (в отношении прежнего руководства Meinl Airports раздаются многочисленные обвинения в финансовых махинациях), сумели сменить руководство. "Новая метла" решила не бороться с кризисом всеми средствами, а закрыть компанию — продать все активы и вернуть остаток денег акционерам. Возможно, во избежание новых убытков во время экономического кризиса. В европейской прессе этот процесс называют "беспрецедентным путчем", а акционеров — "мятежниками". Против идеи Meinl Airports International "все продать и поделить" выступил материнский Meinl Bank. В результате стороны вступают в период затяжной судебной тяжбы, поскольку не согласны друг с другом в цене "развода".

Применительно к аэропорту "Байкал" тяжбы и заявления австрийцев означают окончательную потерю ими интереса к развитию далекого сибирского проекта. Если победит банк, то непрофильный "Байкал" будет продаваться однозначно, если Meinl Airports International, то мнение акционеров о закрытии бизнеса, путем распродажи активов, тоже озвучено. Нам в утешение можно добавить, что в такой же ситуации, как и "Байкал", оказался аэропорт итальянского города Парма. Утешение, правда, слабое.

В смене собственника (тем более такого маловразумительного) для "Байкала" нет ничего плохого, за одним исключением. В Европе судебные деловые тяжбы могут тянуться годами. Таким образом, улан-удэнский аэропорт может стать (впрочем, уже стал) заложником длительных разбирательств. Любая сделка с ним может быть тут же оспорена где-нибудь в Вене. И так будет до тех пор, пока австрийцы не разберутся между собой. Тем не менее, в связи с неизбежной сменой собственника (хотя бы в перспективе), по инициативе правительства Бурятии активность в судьбе "Байкала" проявила российская сторона.

В начале июня в Москве в Минтрансе России у заместителя министра Андрея Недосекова по улан-удэнскому аэропорту "Байкал" прошло совещание. Также там присутствовали и представители Meinl Airports International. По итогам заседания, как отмечает источник в правительстве Бурятии, "пошел процесс поиска нового собственника".

Цена объекта будет значительно дешевле, как подчеркнули, "в разы". Прежняя цена в 24 миллиона окончательно названа "неадекватно высокой". Более того, была ли она тогда реальной, сейчас никто не знает и не узнает. Не исключено, что сделка была притворной, и банковских платежей на 24 миллиона вообще не было. Но сейчас это уже не важно.

Всем возможным покупателям аэропорта были разосланы коммерческие предложения, так называемые "комфортные письма". Пока никаких конкретных ответов не поступало. Около года назад Вячеслав Наговицын не исключил возможности выкупа аэропорта в собственность республики. Но со времени заявления такая возможность не рассматривалась, хотя "она и не исключается". Дело в том, что сегодня существует общероссийский тренд перевода аэропортов из федеральной собственности в региональную. Но там речь идет всего лишь о переводе объектов с одного государственного баланса на другой. Тогда как Бурятии требуется выкуп из частной собственности, и на это нужны реальные деньги.

В общем, за прошедшие несколько месяцев в судьбе аэропорта "Байкал" произошли серьезные изменения, и далеко не в лучшую сторону. Тем временем, как отмечают в правительстве Бурятии, "на сегодняшний день, не без вопросов, но аэропорт справляется с задачами, на него возложенными. По крайней мере, концы с концами сводит". По сути это означает, что "Байкал" продолжает ждать своей участи.

^