01.07.2009
Психология человека, его внутренний мир — вторая сфера жизни, после экономики, которая страдает в кризисные времена. Потеря уверенности в завтрашнем дне подтачивает силы людей, что оборачивается многочисленными трагедиями. Что чувствуют сейчас жители Бурятии, рассказала нам известный в республике психолог Татьяна Сенгеева.
Шизофреники активизировались

Больше всех паника, посеянная кризисом, сказалась на людях с пограничными состояниями, что приводит к "оживлению" шизофреников и всех прочих психически неустойчивых людей. Тем же, у кого психическое здоровье железное, приходится волей-неволей сосуществовать с больными людьми, потому как другого выхода у них нет.

— Немало таких людей среди нас, приходится учиться жить среди них, а что еще остается? — замечает психолог.

Но, вопреки общепринятому мнению, Татьяна Сенгеева видит в этом факте едва ли не единственный негатив, который несет в себе кризис. На самом деле, уверена психолог, кризис отражается на основной массе людей позитивно:

— Во-первых, кризис дает возможность переосмыслить все, что у тебя происходило до этого момента, и то, что происходит с тобой сейчас. Переоценка ценностей — очень полезная вещь.

В селах Бурятии кризиса нет

Татьяна Сенгеева уверена: кризис заставит нас пересмотреть многие ценности. К примеру, уйдет на нет заблуждение по поводу того, что физический труд — это удел неудачников и низших слоев общества. Многие пересмотрят уклад своей жизни, поймут, что халявы больше не будет.

— Мы очень долго жили ради халявы. Дайте мне то, дайте это. Почему молодым не дают квартиры, почему не дают денег? В наше время становится очевидным, что никто никому ничего не должен. Каждый должен начать искать резервы в себе самом, — говорит психолог.

О том, что сельские жители и горожане совершенно по-разному относятся к кризису, Татьяна Сенгеева убедилась лично, когда с ее участием проходили сходы жителей в разных селах республики.

— Если горожанин имел работу на заводе, а потом потерял, он находится в жуткой, безысходной ситуации. Или тот же топ-менеджер с солидным окладом, который набрал кучу кредитов, но вдруг потерял работу. Здесь дело порой может дойти чуть ли не до самоубийства. В деревне все иначе, — считает психолог.

Как говорит Татьяна Сенгеева, у сельчанина нет какой-то одной профессии. Он мастер на все руки и в принципе может делать любую работу. Они так и говорят: "А где кризис-то ваш? Как жили, так и живем. Он до нас и не дошел". К этому придет и большая часть горожан — приспособится и станет даже сильнее.

Разводиться уже не торопятся

Как считает психолог, кризисные явления только помогают людям начать ценить настоящее. Мы начинаем ценить все, что имеем. В том числе своих родных и любимых людей.

— Если провести опрос среди жителей республики на тему, что спасает вас в период кризиса, подавляющее большинство скажут "семья", — уверена Татьяна Сенгеева. — Кризис укрепляет семью, потому что помощи искать больше негде.

Конечно, кто-то все равно разведется, но теперь разводы перестают быть столь скоропалительными, как раньше.

— Как правило, инициаторами разводов выступают женщины, но и они более прагматичны, чем мужчины, и теперь задумаются, прежде чем сказать: "Между нами все кончено". Если раньше была надежда и даже уверенность в том, что "я найду другого, он будет содержать меня и моего ребенка", то теперь все подругому. Изобилия обеспеченных уверенных в себе мужчин не будет, — говорит Татьяна Сенгеева.

Потому все больше брачных пар приходят к Татьяне Сенгеевой с одним и тем же вопросом: как сохранить семью?

Потеря работы — еще не конец

В практике психолога было уже несколько случаев, когда к ней обращались за помощью сокращенные работники. От "профессиональных" безработных, которые живут без постоянного занятия годами, нынешнюю волну уволенных отличают умение и желание работать. Но зачастую такие люди тоже не находят ничего лучше, как начать пить. Вывести из состояния страха и ощущения своей ненужности поможет только профессиональный психолог.

— Недавно ко мне обратилась пожилая женщина с жалобой на то, что ее сына, работавшего на одном из улан-удэнских заводов, сократили. Молодой человек начал жутко пить. Как оказалось, он очень боялся, что жена не примет его в новой роли безработного человека, — рассказывает Татьяна Сенгеева.

После ряда занятий парень наконец понял, что стать безработным — это не стыдно, и если ты сейчас без работы, это не значит, что на тебе уже можно ставить крест.

— Осознание таких вещей помогло ему бросить пить, потому что он понял, что жена его любит, она не отвернется от него. Теперь он может не скрывать своих страхов и чувств от своей жены. Он так и сказал мне: "Я благодарен кризису за то, что теперь могу со своей женой говорить буквально обо всем. Даже когда мне самому приходится трудно и страшно".

Тот факт, что люди перестают быть разобщенными, дорогого стоит, и все это опять же благодаря кризису.

Другой молодой человек переживал потерю работы еще более болезненно. А все из-за того, что он написал заявление об уходе по собственному желанию под давлением начальства.

— У него был нервный срыв. Его жена обратилась за помощью ко мне. С ним мы тоже пришли только к позитивным выводам. Он понял, что этот случай научил его быть более разборчивым, больше никогда он не позволит себя шантажировать. Теперь при трудоустройстве он не будет искать сомнительных договоренностей, а будет действовать в своих интересах и интересах своей семьи, — рассказывает психолог.

Чиновники тоже плачут

Были в практике у психолога и обращения за помощью государственных чиновников разных рангов. И опять же причина нервного срыва — увольнение.

— Вот один такой пример. Мужчину сократили с довольно престижного поста. Он ощущал озлобленность на весь мир, чувствовал себя униженным и потерянным. Он мне жаловался на то, что теперь в глазах сообщества потерял свой высокий статус. Но в итоге мы с ним пришли к выводу, что в действительности он был человеком, которым манипулируют. Многие чиновники любят показывать свою значимость, хотя на самом деле являются очень зависимыми от окружения людьми. Он был рад, что избежал такой участи, — рассказывает Татьяна Сенгеева.

Бывший чиновник нашел себя и, по слухам, скоро собирается освоить новую профессию:

— Он недавно сказал мне: "У меня постоянно были какие-то сверхпрожекты, но теперь я понял, что любое, даже маленькое дело гораздо важнее для меня, если оно мне нравится. Лучше жить так, чем иметь большие деньги и в то же время жить с пустотой в душе".

Еще одну чиновницу, женщину предпенсионного возраста, также уволили по сокращению кадров. Для нее это был как гром среди ясного неба.

— Ей предлагали подработать продавцом, но она посчитала это унизительным, после такого поста, который занимала, — рассказывает психолог. — Продавать стыдно, заявила она.

В конце концов, женщина выбрала совершенно другой путь — быть со своей семьей и перестать быть "центром вселенной" и эдакой бизнес-леди. Она поняла, что работа — далеко не самое главное в жизни.

К кризису можно привыкнуть

— Когда человек уходит с работы, надо рассматривать это как возможность передохнуть, как возможность переобучиться. Надо отойти от того, что "я без работы пропаду", к тому, что, возможно, пришло время делать что-то совершенно другое, — говорит Татьяна Сенгеева.

В целом же на Бурятии, как объясняет психолог, кризис сказался не так негативно, как на других продвинутых районах России и промышленных центрах.

— У нас народ уже приученный: даже если ситуация сложная, мало кто жалуется. Мы и так депрессивный район. Мы всегда были в кризисе и уже научены жить в таких условиях, поэтому наш запас прочности очень высок, — уверена психолог.

^