09.06.2004
В Бурятии, как всегда, незаметно происходят эпохальные вещи. Республиканские власти начали реализовывать принятый недавно Закон о земле, устанавливающий право собственности на сельскохозяйственные угодья. Вопрос о земле был главным политическим камнем преткновения на протяжении двух предыдущих столетий. Государственную землю в 1865 году раздавали в долг крестьянам, а в 1928-м ее отобрали колхозы, Ельцин пытался вернуть ее в конце 90-ых в частную собственность, но помешали коммунисты. И вот в 2004 году землю вновь раздают в собственность. На этот раз бесплатно. Уже появились первые крестьяне-"кулаки", которые не смогут полностью обойти свою частную собственность и за день.
Землю — крестьянам!
— Сельчане получили право выделять в общеколхозной земле свою долю, становиться ее владельцами с начала 90-х годов, — говорит Алексей Корсунов, главный специалист отдела земельных отношений Госкомимущества РБ. — Площадь сельхозземель делилась на количество жителей — так определялся размер пая. Выделялась пашня, сенокосы и пастбища. При этом свою долю получали и учителя сельской школы, и врачи, и работники сельского ДК, т.е. все жители колхоза, села.
По информации Минсельхозпрода РБ, людей, имеющих право на земельный пай, в Бурятии около 70 тысяч. Большинство из них уже оформили его. Но несмотря на то, что человек мог использовать свой земельный пай по собственному разумению, это не было частной собственностью. Ни продавать, ни закладывать, ни отдавать в аренду эту землю крестьяне не могли. Кроме того, пай — понятие во многом абстрактное, гарантирующее лишь то, что вы имеете право пользоваться условными несколькими гектарами земли. Где они конкретно и что из себя представляют, не определялось. Сейчас же сельские жители начинают выделять свои паи в натуре. Это первый шаг на пути к оформлению земли в собственность. Когда будут определены границы пая, учреждения юстиции в явочном порядке зарегистрируют ваше священное и неприкосновенное право частной собственности.
Несмотря на буквально подарочный характер раздавания земли, к сегодняшнему дню похвастать наличием собственников может только Бичурский район. Бичурцы были первыми, кто понял, куда дует ветер и принялись отделять свое от чужого. В других районах это пока не носит массовый характер, но ситуация может быстро измениться, когда сельчанин осознает, что лучшие куски земли уходят к соседям по улице. Кто опоздал, тому останутся одни косогоры и неудобья.
— Для получения земли в собственность крестьянин должен на землях своего бывшего колхоза выделить причитающийся ему пай, — говорит Алексей Корсунов. — Затем надо опубликовать сообщение об этом в официальной газете правительства РБ "Бурятия". В нем он должен указать месторасположение земельного участка.
Последующий месяц — критически важный срок. В течение его соседи, односельчане еще могут внести какие-то возражения. Если недовольных не нашлось, то место дислокации земельного нареза провозглашается согласованным. После этого сельчанин должен поскорее зарегистрировать свои права на владение этой землей в соответствующем учреждении юстиции. Виртуальный пай превращается в конкретный земельный надел со своим кадастровым номером, свидетельством о праве собственности и прочими документами. Теперь отобрать у частника землю можно только решением суда. А хозяин волен продать земельный нарез, сдать в аренду, передать в залог, проводить другие операции.
Появятся ли в Бурятии земельные бароны?
Поскольку сельчане в основной своей массе люди инертные, а раздача земли происходит практически бесплатно, уже сейчас появились первые земельные дельцы. Их задача — всякими правдами и неправдами выманить у крестьян их пока виртуальные недооформленные паи, переоформить их на себя для того, чтобы потом бесплатно получить эту землю в собственность. В деревнях, особенно лежащих невдалеке от Улан-Удэ, уже появились предприимчивые ребята, прощупывающие почву под этой аферой. Пока, правда, дальше разговоров дело не пошло. Однако возможность продавать и покупать землю может принести в деревню дополнительные страсти, взбудоражить деревенский народ. До серьезного раскола, наверное, не дойдет, но тем не менее село в силах стать ареной споров за землю. Наверное, скоро мы станем свидетелями этого процесса. Расслоение деревни пойдет еще быстрее, чем сейчас. Крепкие и удачливые хозяева начнут покупать землю у своих неумелых, нерасторопных, пьющих или просто попавших в трудную жизненную ситуацию односельчан. Без сомнения, вскоре то тут, то там мы будем видеть картины, как под водочку да закуску один крестьянин проникновенно уговаривает другого продать землицу по сходной цене.
Бурятия не застрахована от того, что в ней появятся люди, владеющие обширными пашнями, сенокосами и пастбищами с тучными стадами. Однако земельных баронов, помещиков двадцать первого века появиться не должно. Наступлению диктатуры деревенских богачей препятствует закон. В Бурятии введено ограничение на размер земли, находящейся во владении гражданина (с учетом его ближайших родственников — родителей, супруги, детей и др.). Они все вместе не могут иметь в собственности сельхозземли общей площадью более 10% от сельхозземель каждого района РБ. Это препятствие, наверное, можно обойти, но тем не менее оно не даст сконцентрироваться земле в руках 1—2 человек.
Рыночного беспредела не будет
По свидетельству Алексея Корсунова, купля-продажа земли в нашей республике происходит по особому порядку. Государство будет жестко контролировать продажу сельхозугодий. Владельцы, выставляющие на продажу землю или пай, в первую очередь должны уведомить о своем намерении республиканские органы власти. Бурятия, по принятому в РБ закону, имеет преимущественное право покупки. Для этого человек пишет письмо на имя Президента Потапова или его первого зама Владимира Гейдебрехта с указанием цены.
Если правительство РБ за месяц не уведомит продавца о покупке его пая, то продавец может сбыть его (по прежней цене) любому другому россиянину. При снижении цены продажи сельчанин должен снова уведомить правительство о продаже новой цене. Но пока с момента принятия этого закона на территории республики еще не было продано ни одного пая земли. Тем не менее, к примеру, сегодня в Иволгинском районе средняя рыночная цена 1 га земли равна примерно 50 тыс. рублям. Сенокосные угодья стоят значительно дороже пашни.
Государство очень тщательно подошло к земельной проблеме. Дошло даже до того, что наследникам, получающим пай после смерти хозяина, официально запретили делить его между собой. Это должно предотвратить неотвратимый, казалось бы, процесс дробления надела. Земельный надел должен оставаться юридически единым — принадлежать или одному из наследников, или быть в совместной собственности нескольких. Да и сам хозяин не сможет продать, например, половину своего надела — минимальный участок сельхозземель должен равняться изначальному размеру земельной доли.
Круг покупателей тоже ограничен. Иностранцы права покупки сельхозземель не получили. Таким образом, опасаться массовой скупки пашен и сенокосов китайским капиталом не стоит. Но того, что земледельцы-китайцы у нас появятся и займут весомую часть в сельском производстве, по нашему мнению, не избежать. В России множество китайцев, заведя семью, уже получили паспорт РФ. К тому же, иностранцы могут брать землю в аренду, расценки которой очень малы.
^