15.07.2009
Во-первых, он поднял статус БЭФа на небывалую высоту, во-вторых, пообещал выделить нам очень много денег. Высокий гость с легкостью развеял все опасения, что он лишь "свадебный генерал" на БЭФе и во главе Оргкомитета празднования 350-летия вхождения Бурятии в состав России. Корреспонденту "Номер один" удалось убедиться в этом лично, прокатившись в кортеже министра финансов России.

Многие в Бурятии совершенно не знали, чего от г-на Кудрина ждать. Этот неэмоциональный человек, тихим голосом озвучивающий финансовую политику России, прослыл крайне пессимистичным человеком и отчаянным монетаристом. Его прогнозы, как правило, грустны или, по крайней мере, сдержанны. Сам он виделся человеком, которого мало чем можно удивить. В общем, глава Минфина казался чиновником, который все знает, и это знание ему порядком надоело.

На поверку же Алексей Кудрин оказался вполне интересующимся человеком. И бухгалтером, вернее супербухгалтером (в 2005 году он был признан лучшим министром финансов в мире). При этом его профессией объясняются сдержанные внешние реакции. Спокойный донельзя внешне, он работает молча — головой — и выдает результат лишь после паузы, нужной ему для собственных расчетов.

Веское слово сенатора

Свой объезд объектов Улан-Удэ министр финансов России начал с онкологического диспансера. Всю делегацию, включая Вячеслава Наговицына, Виталия Малкина, других сопровождающих встретили у входа люди в белых халатах — министр здравоохранения Бурятии Валерий Кожевников и главный врач диспансера. Водя указкой по стенду наглядной агитации, глава минздрава объяснил, что здание построено в 1949 году, оборудование крайне устарело и работать в таких условиях решительно нет никакой возможности. Алексей Кудрин выслушал лекцию о трудной судьбе лечебного учреждения фактически молча, на лице его не дрогнул ни один мускул.

Единственное оживление на его лице появилось, когда Вячеслав Наговицын сказал, что аппарат "Каньон", планируемый для нового диспансера, стоит порядка 650 миллионов рублей, но их нужно два, согласно технологии. Сумма, даже по меркам министра финансов всей страны, выходила существенная. Алексей Кудрин учтиво привел пример Архангельска, который, дескать, просил недавно всего один аппарат, на что президент Бурятии ответил, что второй наверняка у них уже есть, просто он в ремонте.

Гостя запланированно повели внутрь диспансера по аллее. Шедший среди членов делегации чиновник Минстроя России опытным взглядом оценил подготовку к приезду: "Сайдингом все обвешали, а крышу старую оставили".

Тем временем Алексей Кудрин оказался внутри, возле аппарата, работающего, по словам главврача диспансера, с 1982 года. Там в разговор медика и министра активно вмешался Виталий Малкин, который объяснил, что такая техника негативно действует на здоровье человека (подразумевая пациентов?). Сенатор был убедителен, ярок и улыбчив. Алексей Кудрин не выдержал и спросил г-на Малкина с иронией: "Ты-то откуда все знаешь?". Ответ Виталия Малкина зафиксировать не удалось, но всем стало понятно, что министр с сенатором на "ты".

Глава Минфина еще минуту постоял возле дряхлеющей медицинской техники и пошел к выходу. Сзади седой и уважаемый главный врач, видимо, потрясенный простотой общения Виталия Малкина со столь высоким чиновником, вполголоса спросил у него: "А Вы кто?". Малкин представился, и пожилой врач смутился. Но он ведь лечит людей, ему простительно не знать сенаторов.

Следующим пунктом поездки Алексея Кудрина была транспортная развязка на улицах Бабушкина и Трубачеева. Там министра ждал мэр Геннадии Айдаев с подчиненными и прессой. Г-ну Кудрину объяснили, как через мост с трудом добираются жители спального Октябрьского района на работу и обратно. Пропускная способность улиц Бабушкина и Трубачеева на данном участке в часы пик составляет всего 10 тысяч машин в час. Этого катастрофически не хватает, и образовываются пробки. Проект "расширения узкого места" будет стоить 310 миллионов рублей. Алексей Кудрин прореагировал на сетования местных чиновников сдержанно, ничего не пообещал вновь, как и после посещения медучреждения. Сопровождающие местные лица еще не поняли стиля работы министра и стали перешептываться: а все ли понравилось вице-премьеру российского правительства? Может, мы ему чем-то не угодили, и все пропало?

Спектакль одного зрителя

Следующим объектом для посещения стал Театр бурятской драмы. Соответственно, это была вотчина министра культуры Тимура Цыбикова, который присоединился к матерым лоббистам Вячеславу Наговицыну и Виталию Малкину. И не подкачал. К визиту министра здесь подготовили декорации и свет — единственный в мире бурятский театр предстал перед московским гостем темным и душным помещением. Рампы и люстры заблаговременно были погашены, окна зашторены. Президент, сенатор и министр культуры втроем под пристальными взглядами других членов делегации объяснили Кудрину: насколько все хорошо в театре с творчеством, настолько все плохо с материальной базой. "ДСП, причем горючие ДСП", — констатировал Вячеслав Наговицын, театральным жестом указывая рукой на стены зрительного зала.

"Инженерные коммуникации — самый главный вопрос", — печально кивал головой Тимур Цыбиков. Алексею Кудрину стало душно, он снял пиджак и пожаловался на отсутствие кондиционера. Вышли на сцену, там Виталий Малкин, посмотрев вверх на сценическое оборудование, многозначительно произнес: "Проржавело". Стоявшие рядом разновеликие министры и президент Бурятии убедительно обсуждали замечательный репертуар театра бурдрамы. В момент, когда Алексей Кудрин удивлялся (краткий миг проявления эмоций у главы Минфина) информации о номинациях театра на шесть "Золотых масок", рядом вновь прозвучало: "Там же все ржавое!": это Виталий Малкин продолжал изучение потолка и его содержимого.

Но Алексей Кудрин не первый год распределяет финансы. Он задал Тимуру Цыбикову провокационный вопрос: а ходят ли люди в театр? На пару с Вячеславом Наговицыным министр культуры пояснил, что конечно, трудности есть, но перспективы, если усилить материальную базу, грандиозные! Тем временем Виталий Малкин не сдавался и в третий раз заметил, обращаясь как бы к самому себе: "Сильно проржавело!". В этот раз сработало: Алексей Кудрин задрал голову и подтвердил наблюдения сенатора: "Да, действительно проржавело". От настойчивости г-на Малкина все смущенно засмеялись, а Вячеслав Наговицын поддерживающее заметил: "Молодец!"

По шутливым репликам и свободному общению между собой на глазах становилось ясно, что Кудрин, Наговицын и Малкин вполне комфортно чувствуют себя вместе, и, видимо, это уже проверено временем.

При выходе из театра Алексею Кудрину пришлось остановиться и посмотреть с высоты на будущую транспортную развязку около Центрального рынка. Специалисты мэрии пытались убедить в важности объекта с помощью макета и объяснений. Министр финансов был не против и такой информации у себя в голове — там умещалось многое. Но, уже по традиции, никаких обещаний ее финансирования озвучено не было.

Японских военнопленных раскритиковали

По мере передвижения с объекта на объект скорость кортежа по улицам Улан-Удэ увеличивалась. На стадион на набережной ехали по центру городу уже с ненормальной для Улан-Удэ скоростью. Узкие улицы не предполагали проезда двадцати автомобилей на полном ходу. Жавшиеся к обочинам водители поглядывали на кортеж с изумлением и восхищением.

На поле будущего стадиона делегация ворвалась, словно пересекала финишную ленточку ралли. На какой-то момент толпу чиновников даже окутало облако пыли — столь яростно они топали ногами. Журналисты и остальные присутствовавшие не поспевали за мобильными Наговицыным и Кудриным. Когда отставшие поднялись по уже выстроенным трибунам внутрь объекта, выяснилось, что главе Минфина уже все ясно. Будущее стадиона обсуждать было бессмысленно, потому как вопрос был решен давно. В 2011 году председатель Оргкомитета празднования 350-летия вхождения Бурятии в состав России Алексей Кудрин будет встречать гостей на празднике именно здесь: другого стадиона в республике не предвидится. Кроме будущего стадиона, министр финансов, с подачи Вячеслава Наговицына, глянул на унылую набережную Уды. Видимо, чтобы знать, на что мы будем просить деньги после 2011 года.

Тем временем порядком измотанные сопровождающие обсуждали второпях мысль, поедет ли Алексей Кудрин на ипподром. Сооружение тоже готово к тотальной реконструкции на федеральные деньги. Но вояжа через весь город на Верхнюю Березовку не случилось. Время, отпущенное на осмотр объектов, практически кончилось.

Зато успел состояться визит в театр оперы и балета, причем незапланированный. Такую возможность изыскали, оказывается, за несколько минут до начала объезда, благо объект находится на площади Советов. В театре Вячеслав Наговицын неожиданно обрушился с критикой на недосягаемых для нынешней власти строителей прошлого века, возводивших здание (как известно, его строили военнопленные-японцы). По его словам, в демонтированных старых колоннах обнаружился мусор и хлам вместо бетона. Президент Бурятии очень удивлен тем, что театр простоял столь длительное время.

Подробной экскурсии внутри театра не дали хода рисковые строители уже XXI века. Там, наверху, на строительных лесах, они вообще проигнорировали присутствие высоких гостей и омрачали визит громкой работой — дробили и сверлили. Видимо, почувствовав, что делегация мешает логичному процессу, гости поспешили к выходу. При прощании директор театра Людмила Намсараева перечислила с двадцать российских и зарубежных городов, в которых гастролировали артисты оперного.

Впечатленный творческими удачами провинциального театра, Алексей Кудрин вдруг вспомнил о посещении Берлинской оперы, где он слушал Гершвина. Людмила Намсараева уверила, что театр, ею руководимый, "к Гершвину тоже обращается". Стороны расстались в теплой дружеской обстановке. Закрались подозрения, что неэмоциональный с виду Алексей Кудрин является тонким ценителем прекрасного. Впрочем, это скоро подтвердилось на пресс-конференции.

За закрытыми дверями

Но до нее в течение часа за закрытыми дверями проходило первое заседание оргкомитета празднования 350-летия "добровольного вхождения Бурятии" в 2011 году. Стала понятной причина отсутствия обещаний со стороны Алексея Кудрина во время объезда объектов. Решения озвучивались только на закрытом заседании. По его окончании уже можно было расслабиться и говорить на публику. Алексей Кудрин и Вячеслав Наговицын на итоговой пресс-конференции выглядели уставшими, но удовлетворенными.

В частности, Алексей Кудрин заявил: "Объекты культуры попали у нас на первое место. Не каждый регион России обладает коллективами, выступающими в других городах и странах. Это отрадно". В общем, глава Минфина страны подтвердил репутацию чрезвычайно культурного во всех смыслах человека.

Кроме того, все осмотренные транспортные пути, развязки, стадион на 10 тысяч зрителей с легкоатлетическим манежем также попали в программу. Еще Алексеем Кудриным были упомянуты спортивный комплекс в 18-м квартале Улан-Удэ, спортивный зал в селе Максимиха, реконструкция ипподрома. Отдельно было выделено строительство хирургического комплекса в онкологическом диспансере как очень затратный, но важнейший объект.

Министр финансов России озвучил цифру в 4,5 миллиарда рублей федеральных денег на вышеперечисленные объекты. Но у Вячеслава Наговицына была потребность заявить большее, и он попросил разрешения у министра. По словам президента Бурятии, фактическая сумма федеральных и республиканских инвестиций равна 12,5 миллиарда. Столь разительное разночтение сумм не стало, видимо, откровением для г-на Кудрина. И Вячеслав Наговицын объяснил, что речь идет о других федеральных "подарках". В частности, по образовательному объекту в каждый район Бурятии.

Там же, на пресс-конференции, стал понятен пристальный интерес Алексея Кудрина всего лишь к одному региону страны — Бурятии. Как он пояснил: несколько лет назад он в качестве председателя оргкомитета принимал участие в подготовке празднования 400-летия Томска и работал с Вячеславом Наговицыным, который тогда был заместителем губернатора Томской области. Успешная работа последнего была замечена и стала причиной продолжения аналогичного сотрудничества уже в Бурятии.

Два молодца со сковородкой

А закончился "день внимания" к заботам Бурятии у Алексея Кудрина весьма диковинным образом. Уже после окончания пресс-конференции, когда журналисты устроили обычную толчею вокруг VIP-персон, в двери чопорного зала заседаний правительства Бурятии вдруг зашли невероятных размеров два молодых человека со сковородами в руках. Они были в спортивных костюмах, что выглядело как явный нонсенс в этих стенах.

Молча подойдя к министру финансов, один из них взял кухонную утварь и скрутил нетрудным движением в свиток. Обменявшись двумя словами с потрясенным Алексеем Кудриным, они вручили ему сковороду. После этого молодые люди с надписями на костюмах "Русские богатыри" меланхолично вышли из зала заседаний, полностью игнорируя СМИ, доказывая тем самым отсутствие у них PR-соображений. Как появились эти добродушные люди и куда исчезли, осталось полной загадкой для окружающих. Уже позднее, двигаясь к пленарному заседанию БЭФа, Алексей Кудрин с блеском в глазах доказывал недоверчивому Вячеславу Наговицыну: "Взяли и скрутили на моих глазах". Президент Бурятии трогал чугунный свиток с уважением. Так они и ушли вдвоем на очередное заседание со сковородой в руках министра финансов.

^