19.08.2009
12 августа постановлением суда Железнодорожного района города в отношении Ирины Манзыревой, обвиняемой в организации тройного убийства, была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

По решению суда Ирина Манзырева будет находиться в СИЗО до 5 октября. Напомним, после трагедии, произошедшей 2 февраля этого года в квартире на ул. Пушкина, в которой были найдены убитыми трое членов семьи Манзыревых, под подозрение попала их ближайшая родственница — Ирина Манзырева, 49-летняя преподавательница ВСГАКИ.

16 апреля Ирина Манзырева была задержана, но на следующий день суд отклонил ходатайство следственных органов о ее аресте. 28 апреля женщине было предъявлено обвинение в организации тройного убийства, а 30 апреля Манзырева, в преддверии очередного судебного заседания, совершила попытку суицида.

Женщину с трудом удалось вернуть к жизни, она перенесла две операции. Вопрос о мере пресечения в отношении нее долгое время оставался открытым. Фактически с 18 апреля по 12 августа Ирина Манзырева находилась без меры пресечения. На днях СУ СК при прокуратуре РФ по РБ вышло в суд с ходатайством об избрании Манзыревой меры пресечения в виде заключения под стражу.

Ее задержали в прошлую среду, 12 августа, в 9.30 в ее доме. Чуть позже в стенах СУ СК при прокуратуре РФ по РБ в присутствии ее адвоката Александра Захарченко был составлен протокол о задержании обвиняемой. О несогласии с задержанием адвокат написал в протоколе, отметив, что "задержание Манзыревой заведомо незаконное, т.к. она ранее уже задерживалась по этому делу".

Следствие ходатайствовало перед судом об аресте Манзыревой, мотивируя тем, что обвиняемая может скрыться от органов суда и следствия, а также может оказать давление на свидетелей по делу и на уже арестованного по этому делу ее бывшего мужа Жубрина.

— Ирина полгода ни от кого не скрывалась, почему должна скрыться сейчас? — удивляется адвокат Александр Захарченко. — Она готова была принять участие в следственных действиях, еще 25 мая я взял у ее лечащего врача справку об этом, но за два месяца ее лечения ни одного следственного действия с ней проведено не было, как и с Жубриным. Однако следствие ссылается на то, что нахождение ее на амбулаторном лечении не позволяло им провести необходимый комплекс следственных действий.

Кроме того, адвокат считает верхом цинизма позицию следствия по поводу неудавшейся попытки самоубийства. Как считают следователи, отравиться Ирина Манзырева пыталась "в целях уклонения от явки в судебное заседание и воспрепятствования производству по уголовному делу".

Когда на суде Ирине Манзыревой дали слово, она заплакала. Говорила, что бежать никуда не собиралась, как и мешать следствию. "Я не виновата, — заявила обвиняемая, — и не теряю надежды, что настоящих убийц все-таки найдут". Когда суд вынес решение, вместе с адвокатом она написала заявление в СУ СК при прокуратуре РФ по РБ, в котором она просит запретить с ней встречи в СИЗО всем сотрудникам правоохранительных органов, за исключением следователей из следственной группы прокуратуры, и только в присутствии ее адвоката.

Из заявления Ирины Манзыревой: "Я очень боюсь, что на меня сотрудниками милиции будет оказываться давление, чтобы я оговорила себя. Любые показания, подписи, заявления от меня, полученные без участия адвоката А.А. Захарченко, прошу считать недействительными. Отказ от моего адвоката может быть получен у меня только путем применения ко мне незаконных методов. Я заранее заявляю, что я ни в чем не виновата".

В тот же день "охранная грамота" была передана руководителю следственной группы по данному уголовному делу Вячеславу Полякову. Адвокат Манзыревой собирается обжаловать решение Железнодорожного суда в Верховном суде РБ. Известно, что срок предварительного расследования по уголовному делу продлен до 5 октября.

^