26.08.2009
Нерядовое событие на ниве борьбы с коррупцией произошло в Бурятии. В прокуратуру республики поступило заявление о том, что нашумевшая история с полувагонами и испарившимися десятками миллионов бюджетных рублей является все-таки умышленным преступлением. И, о чудо, практически сразу было возбуждено уголовное дело. Заявителем по делу стал президент Бурятии Вячеслав Наговицын. При массе заинтересованных ведомств заявлять в милицию о свершившемся пришлось самому президенту. В Бурятии не нашлось других чиновников, способных признать очевидное: республику "кинули".

Простота хуже воровства

Историю эту стоит напомнить еще раз как пример ловкости бизнеса в отношении правительства Бурятии (хотя бы бывшего) и простоты чиновников, которая, как известно, хуже воровства.

В феврале 2003 года распоряжением правительства минфин Бурятии заключает с "Транссибирской грузовой компанией ГМ" договор о предоставлении госгарантии по возврату кредита бизнесменами Росбанку. Спустя пару недель кредит в размере 70 миллионов предоставляется. Предприниматели счастливы. Затем начались странности, ибо только спустя два с половиной месяца, в конце мая 2003 года, правительство Бурятии озаботилось залогом имущества "Транссибирской грузовой" под взятый уже кредит. Тогда и были отданы соответствующие распоряжения. И опять об истории на некоторое время забыли, а залог оформлять не спешили.

Далее, уже в августе 2003 года, происходит самое главное событие в этой схеме. "Транссибирская грузовая компания ГМ" продает иркутской материнской компании имеющееся у нее имущество, а именно 80 полувагонов. Но 24 октября того же года "Транссибирская грузовая компания ГМ" договором отдает правительству Бурятии в залог те же самые полувагоны стоимостью 56 миллионов рублей. В общем, правительство Бурятии провело "отличную" сделку, став поручителем кредита на 70 миллионов рублей и спустя 8 месяцев получив в качестве залога несуществующее имущество.

"Нехорошо как-то вышло"

Через некоторое время чиновники были неприятно удивлены: вот, черт возьми, "Транссибирская грузовая" не отдает денег по кредиту, вот нехорошо-то получилось с государственной гарантией. В то же время Росбанк обратил взор на правительство и самих чиновников: "Ребята, вы дали гарантию, возвращайте нам деньги из бюджета". Благодаря проверкам Счетной палаты Бурятии и депутатам Народного Хурала история быстро стала публичной. По поводу долга республиканского бюджета Росбанку многие важные люди говорили самые правильные вещи. Дескать, доколе будут обманывать Бурятию, что ж такое творится, где контроль...

Работавший тогда заместителем прокурора республики Матвей Гершевич (ныне председатель Народного Хурала) выступал с трибуны парламента, клятвенно обещая найти и покарать виновных, которые, по его словам, "находятся где-то здесь или в Иркутске, или в Москве". Еще тогда зампрокурора заявил, что по этому факту будет возбуждено уголовное дело, и пафосно спрашивал: "Почему люди, которые отвечают за это головой, просмотрели это дело, не пощупали каждый полувагон, когда распоряжались государственными деньгами?". Перед народными избранниками заставили отчитаться даже учредителя компании-должника. Тот, соответственно, пообещал вернуть в республиканский бюджет все до копейки...

Депутаты и чиновники поверили: а что оставалось делать? В итоге в 2007—08 годах по поводу "кинутого" на 80 полувагонов правительства Бурятии шум-гам вышел знатный. Все дружно поклялись не оставлять подобный бардак без последствий.

И тишина...

В 2009 году об истории с полувагонами если публично и вспоминали, то только в качестве безнадежного и отрицательного примера выдачи госгарантий. Поэтому заявление на имя прокурора Бурятии Валерия Петрова, поданное лично Вячеславом Наговицыным 6 мая 2009 года, выглядит крайне неожиданным.

Более того, формулировка "сообщение о преступлении" содержит не иначе как элементы черного юмора. О "преступлении" знал практически каждый чиновник на площади Советов еще до прихода нового президента на должность. Более того, о факте залога несуществующих полувагонов также знали правоохранительные органы Бурятии — примером тому прежние заявления Матвея Гершевича. К тому же республиканская пресса уделила достаточное внимание этому факту в подробностях, датах и цифрах.

В этой связи уголовное дело можно было бы возбуждать еще несколько лет назад, тем более и обещания такие были. Скажем больше, у многих ведомств, того же министерства финансов или имущественных отношений, были явные причины также выступить заявителем о "преступлении". Однако все промолчали.

Наблюдатели не исключают вероятности, что после того как популистские страсти прошлых лет по поводу неудачной госгарантии утихли, заинтересованные лица и ведомства решили просто замять и забыть конфуз на 56 миллионов ущерба для казны. Дескать, "чего старое-прошлое ворошить, нехай с ними, с миллионами". Практика, кстати, в Бурятии обычная.

Но после личного заявления президента Бурятии забыть о деле, по крайней мере правоохранительным органам, становится затруднительно. Отписать стандартное, что "в деянии не обнаружено состава преступления", конечно можно, но все-таки весьма чревато.

"Без комментариев"

Как сообщили "Номер один" в МВД Бурятии, уголовное дело в отношении заявления Вячеслава Наговицына расследуется, но от комментариев, естественно, отказались. Ну, хорошо хоть, что расследуется. А то, судя по тишине, можно было подумать, что его пытаются закрыть.

В связи с прецедентом личного заявления Вячеслава Наговицына с "сообщением о преступлении", можно пофантазировать, что и далее президент будет иногда официально "радовать" правоохранительные органы имеющейся у него информацией. Так как у президента Бурятии, равно как и у любого другого главы региона, весьма обширные познания о своих подчиненных, ведомствах и делах, как прошлых, так и нынешних, то, вполне возможно, Вячеслав Наговицын вышел на ручное управление борьбой с коррупцией. Видимо, по-другому система работать не желает.

^