26.08.2009
17 августа в Хакасию со всей страны были отправлены спасатели. Как обычно, в подобных случаях в командировку вылетел и Байкальский спасательный отряд МЧС России.

В сторону аварии самолет "Ил-76" вылетел 19 августа из Иркутска. На борту находились около 80 человек, включая спасателей как федерального подчинения — Байкальского поисково-спасательного отряда, так и муниципальных (улан-удэнских) и республиканских. Вместе со спасателями в Хакасию также отправились и бурятские пожарные. Кроме людей, самолет шел, груженный спасательной техникой и снаряжением.

До самой Саяно-Шушенской ГЭС после приземления добирались на автобусах и автомобилях. Лагерь разбили прямо у самой станции. Ночевали или отдыхали спасатели в близлежащей больнице. Как пояснили "Номер один" спасатели, "в больнице оказалось много пустующих коек, нас туда и определили".

— Территория оказалась небольшой. С нами работали ребята из Кемерова, Иркутска, Читы. Мы же все друг друга знаем. Ранее встречались на прежних объектах", — поясняют спасатели из Бурятии.

В общем, это такое сообщество, которое собирается только на крупных техногенных авариях и стихийных бедствиях. Байкальский поисково-спасательный отряд в первые дни работал в самом эпицентре аварии — машинном зале ГЭС.

— Там рухнула кровля, вспучило полы, выбило стены. Такой аварии не припоминаю, разрушения огромнейшие, — рассказал нам спасатель 1 класса Владимир Зинов.

Как он признался, масштабы аварии потрясли спасателя, видавшего всякое.

Собственно, об этом же говорил и министр Сергей Шойгу:

— Оборудование второго агрегата — 900 тонн — подбросило до перекрытия и разнесло повсюду. Его крестовина, а это штуковина весом 100 тонн - ну, вы видели, лежит в стороне, на первом агрегате. Qамо кольцо разорвало в клочья. Остальные турбины покрыла вода.

А вообще, глава МЧС РФ Сергей Шойгу считает, что авария на Саяно-Шушенской ГЭС имеет уникальный характер, неизвестный до сих пор в мировой практике. Еще более детально рассказал СМИ о начале аварии работник Саяно-Шушенской ГЭС:

"Я стоял наверху, услышал какой-то нарастающий шум, потом увидел, как поднимается, дыбится рифленое покрытие гидроагрегата. Потом видел, как из-под него поднимается ротор. Он вращался. Глаза в это не верили. Он поднялся метра на три. Полетели камни, куски арматуры, мы от них начали уворачиваться... Рифленка была где-то под крышей уже, да и саму крышу разнесло...".

По мере того как откачивалась из затопленных помещений вода, становились понятными объемы работ, последствия аварии и очевидные трудности. Как поясняет Владимир Зинов, "людей для работы на завалах хватало, их даже было слишком много, зато тяжело было с техникой. Не в смысле, что ее мало. Просто на этой физически ограниченной площади больше ее не поставишь, там банально тесно для работы".

О самом печальном — жертвах — спасатели говорили неохотно.

— Вчера (21 августа — прим. ред.) водолазы подняли 20 тел, сегодня с утра еще одного нашли. Попадаются фрагменты тел...

На наш вопрос о "воздушных мешках" на нижних уровнях, в которых могли находиться люди, Владимир Зинов ответил категорично: "Мешки" — это домыслы. На живых, к нашему приезду, надежды ни у кого на месте аварии не было. Вода была под самую крышу машинного зала. Ранее двух человек живых нашли, которые под потолком второго агрегата провисели на трубах".

К минувшим выходным стало очевидно, что в сотнях командированных спасателей со всей страны нужды уже нет. Об этом же сообщили и руководители МЧС в своих интервью. Уже в понедельник, 24 августа, Байкальский поисково-спасательный отряд, как и другие бурятские спасатели, отправился в обратный путь.

^