16.09.2009
На прошлой неделе в Народном Хурале обсуждали неожиданно ставшую модной тему борьбы с алкоголизмом. Особо инициативным депутатам вдруг захотелось еще раз законодательно закрепить ограничение продажи алкоголя ночью на территории Бурятии. Но, как видно из документов, законопроект, регламентирующий ограничения, скорее навредит, чем поможет.
История вопроса

Первый президент Бурятии Леонид Потапов в конце февраля 2007 года своим Указом запретил торговать ночью алкогольными напитками крепостью более 15 процентов. Тогда это коснулось магазинов, кафе, ресторанов, расположенных во встроенных и пристроенных к жилым домам помещениях. Помнится, кулуарные дебаты вокруг этого решения были весьма бурными. С одной стороны, часть народа, привыкшая потреблять горячительное круглосуточно, сильно мешала сну и покою остальных более спокойных граждан. С другой, запрет уменьшал доходы маленьких магазинов пошаговой доступности, которые очень зависят от оборота с ночной продажи водки.

Тогда много говорили о равноправии всех субъектов торговли: дескать, почему это большим магазинам можно, а маленьким нельзя? Тем не менее, Указ приняли в угоду трезвомыслящим гражданам. В результате, как говорят, ночью во дворах жилых домов близ магазинов стало значительно спокойнее. Спустя два года правила торговли алкоголем уже считают нормой, поэтому возврат к обсуждению Указа был неожиданным.

К судам не готовы

В "Пояснительной записке" к закону было сообщено, что, в соответствии с требованиями российского законодательства, временные ограничения продажи алкоголя должны быть установлены законом, а не Указом. Впрочем, в той же записке не было сообщено, а чему, собственно, "потаповский Указ" противоречил. Также не сообщалась, какая строка в российском законодательстве делала неправомочным или юридическим неполноценным документ, подписанный два с лишним года назад Леонидом Потаповым.

Тем не менее, разработчики законопроекта позиционировали свой документ как "приведение местных актов в соответствие с российскими". На первый взгляд, никаких сложностей с этим не предвиделось. Делов-то — всего лишь переписать указ в виде закона! Однако в действительности пока выходит по-другому.

Во-первых, Правовое управление Хурала в своем отзыве на законопроект попыталось объяснить депутатам, что дискриминация в отношении магазинов или кафе, встроенных в жилые дома, все-таки присутствует. Более того, в Хабаровском крае уже случился прецедент, когда представитель малого бизнеса отсудил право торговать водкой ночью. Дескать, а чем малый субъект торговли отличается от отдельно стоящего магазина или торговой сети? В чем основание того, что одним можно, а другим нельзя? Как потом в суде объясняться будем? Разработчики же закона по-прежнему толком о различиях сказать ничего не могут. То есть к потенциальным тяжбам они не готовы... Правда, на фоне еще одной новеллы в законе это противоречие меркнет.

Кто станет водочным королем

Ибо за бортом неэнергичного обсуждения приведения указа Леонида Потапова "в соответствие" осталась куда более важная деталь. И она, кстати, черным по белому прописана в проекте закона. Дело в том, то перечень организаций торговли, на которые будет распространяться запрет, "устанавливается решением органов местного самоуправления".

То есть, власть на местах в селах и городах Бурятии будет сама составлять списки магазинов и определять, кто из предпринимателей достоин продавать крепкий алкоголь, а кто нет. В "Пояснительной записке", да и в самом тексте законопроекта нет ни слова о том, чем должны руководствоваться местные чиновники или депутаты при выборе магазинов: критерии не прописаны, нормативов нет.

Иначе говоря, вместо внятного действующего запрета на торговлю спиртным ночью Бурятия может получить "свободное творчество" местных властей: "этому дам, этому не дам". В Улан-Удэ произвол можно будет все-таки ограничить в запрете, поскольку городская власть находится недалеко от республиканской, а общественность значительно активнее. Хотя и здесь, на окраинах столицы, можно будет увидеть неожиданные послабления. Но в сельских районах, в деревнях и поселках, где власть и бизнес находятся в тесных или даже родственных связях, получаем широкое поле для коррупции. Предприниматели, имеющие магазины, встанут в очередь в кабинеты власти и будут доказывать, что их торговая точка вполне законно может реализовывать водку круглосуточно. "Доказывать" можно и рублем, и лояльностью, и другими атрибутами хороших взаимоотношений. Нехитрая ведь наука, и кто их там потом проверять будет?

Дань борьбе с коррупцией

В дебатах по этому весьма странному законопроекту уже прозвучали вполне резонные, но радикальные предложения. Дабы не делить (весьма спорно) всю торговлю на "встроенную в жилые дома" и "отдельно стоящую" — вообще запретить на территории Бурятии ночную продажу алкоголя повсеместно. На это у региона имеется право.

Кстати, весьма показателен был интерес депутата Иринчея Матханова, который по совместительству является совладельцем "Байкалфарма". Местный "водочный король" был отнюдь не в восторге от законопроекта и просил разработчиков разъяснить ему, почему "одним можно будет торговать, а другим нет", видимо, склоняясь к полному запрету. Другой заинтересованный депутат, владелец торговой сети магазинов "Никольский" Матвей Баданов, также вполне спокойно отреагировал на обсуждение законопроекта. Как будто его это не касалось.

В заключение о любопытном факте, выявленном в ходе обсуждения о "запрете" ночной торговли алкоголем. Последним предложением в "Пояснительной записке" указано: "При проведении первичной антикоррупционной экспертизы законопроекта коррупционные факторы не выявлены". Все попытки узнать, кто проводит экспертизу любых и в частности этого закона, к успеху не привели.

Позднее депутаты иронично признались, что теперь это предложение по факту вставляется в каждый законопроект. А саму первичную "экспертизу" про антикоррупцию проводит сам автор и инициатор законопроекта. То есть сам закон придумал, сам и провел к нему экспертизу, о чем и поставил в известность остальных. Дань моде на борьбу с коррупцией.

^