16.09.2009
В крупной частной энергетике Бурятии крутятся огромные деньги. Еще большие средства находятся только, собственно, в бюджете республики. Оттого контроль за энергетикой — вопрос кулуарного обсуждения в среде влиятельных персон и привлекательная сфера деятельности для бывших и настоящих чиновников.
Драматичная судьба компании "Байкалэнерго", одной из нескольких десятков существующих на рынке, — лишняя возможность в этом убедиться.

Подробности из жизни этой компании не стали бы известны, если бы не недавнее арбитражное разбирательство. Нам эта история стала известна из судебных материалов. И всем, кто интересуется реальным состоянием дел в экономике, она будет небезынтересна.

Выгода посредника

"Байкалэнерго" — это сетевая энергетическая компания, которая могла считать себя вполне успешной и влиятельной еще совсем недавно. Она поставляла энергию на север Бурятии, получая прибыль из установленного государством тарифа на транспортировку электроэнергии. Дело, видимо, крайне выгодное. Кроме того, фирма в прошлом году выиграла тендер на запитывание электричеством города Гусиноозерска, победив, кстати, федеральную компанию МРСК. Что, теоретически, должно чуть ли не удвоить выручку.

Начиналось же все еще на скромном муниципальном уровне. В 2004 году некто Юрий Леонов единолично учредил ООО "Байкалэнергосбыт" (ныне "Байкалэнерго"). Поскольку целью компании ставился прогон электроэнергии на север Байкала, то очевидно, что без благословения прежнего руководства Северобайкальского района здесь не обошлось.

Спустя год г-н Леонов продает половину предприятия г-ну Имееву — ключевому, как выяснилось впоследствии, персонажу в этой истории. Ключевому — из-за того, что тот спустя какое-то время неожиданно умирает. Наследниками доли компании становятся жена и дети умершего: об этом имелось свидетельство о праве на наследство. Сейчас уже неважно, чем занимались на протяжении полутора лет родственники г-на Имеева, но они считали себя совладельцами энергетической компании.

Все изменилось 6 ноября прошлого года, когда к ним по почте пришло письмо из "Байкалэнергосбыта". Там шокирующе сообщалось о купле-продаже их доли еще в апреле 2008 года и об изменении названия фирмы — на "Байкалэнерго". То есть семья была поставлена перед фактом, что их доля кем-то и кому-то продана, и они на этом "празднике жизни" чужие. В связи с этой сделкой одновременно возникает масса имен, фамилий, причем весьма известных.

Знакомые все лица

Из материалов Арбитражного суда выходит, что долю продавали четверо человек. Из всех четверых разве что Ц. Бизьяев был замечен на публичной должности директора МУП "Ново-Уоянские районные электрические сети", то есть, по сути, ранее являлся чиновником. И еще в продавцах был замечен г-н Леонов как совладелец компании.

Еще более любопытен состав покупателей доли "Байкалэнерго". Так, к примеру, присутствует женщина с известной фамилией и московской пропиской, но проживающая в Бурятии, — Вера Налетова. Есть другие заметные люди: бывший заместитель руководителя администрации Северобайкальского района Баир Доржиев, бывший высокопоставленный менеджер МУП "ГЭС" (Улан-Удэ) Сергей Иванов, бывший директор ГУ "Агентство по энергосбережению Республики Бурятия" Баяр Тумуров и ряд других менее известных персонажей.

В общем, сделка по купле-продаже доли наследников без их участия была проведена успешно, зарегистрирована, и все покупатели, включая вышеперечисленных известных людей, стали 20 апреля 2008 года совладельцами компании. Более того, они зарегистрированы в Федеральной регистрационной службе по Бурятии как собственники "Байкалэнерго".

Но родственники умершего г-на Имеева не согласились с приходом на их место пришлых граждан и подали исковое заявление в Арбитражный суд Бурятии. Там начали выясняться любопытные подробности. Так, к примеру, представитель Юрия Леонова, совладельца компании, когда у него был только один компаньон Имеев, пояснил, что договор купли-продажи от 20 апреля 2008 года не подписывал, денег тем более не получал. С Доржиевым, Ивановым, Тумуровым, Налетовой и другими людьми "не встречался, в переговоры с ними не вступал, договоренностей не достигал". Просто он в декабре 2007 года продал свою долю некоему Ельцову и, следовательно, из бизнеса вышел. Ровно эти же слова подтвердил и представитель от г-на Ельцова: в глаза не знаем новых собственников "Байкалэнерго". С иском родственников он согласился.

Ненастоящие собственники

В общем, у суда и наблюдателей возник естественный вопрос: а как вообще получилось, что трое продавцов — г-н Бизьяев и оставшиеся двое (Леонов заявил, что ничего не знает) — начали распоряжаться долями "Байкалэнерго", тем более продавать их. Суд ответ получил. Сам г-н Бизьяев сообщил, что они якобы купили долю еще в 2006 году, до смерти Имеева, у него самого. При этом, когда суд предложил предоставить подлинник того договора, оригинал предоставлен не был. Все, в том числе Бизьяев, отрицают наличие у них подлинника договора.

Видимо, суд сильно поудивлялся факту продажи крупной энергетической компании лицами, не имеющими на руках правоустанавливающих документов. Еще большее удивление вызывает факт присутствия высокопоставленных покупателей, которые приобрели долю, при этом хорошо зная мутное прошлое и юридическую уязвимость. Это как-то совсем не укладывается в рамки цивилизованного бизнеса.

Арбитражный суд Бурятии принял решение признать договор купли-продажи от 20 апреля 2008 года недействительным. Таким образом, все вышеперечисленные покупатели — бывшие чиновники и люди с известными фамилиями — никакого отношения к "Байкалэнерго", по решению суда, теперь не имеют. Собственность таким образом вернулась к Имеевым. Но, как оказалось, этим судебным делом история не начиналась и им не заканчивается.

Оттолкнувшись от него, мы провели небольшое собственное расследование и обнаружили еще более любопытные факты.

Чего шумим

За последние два с лишним года деятельность "Байкалэнерго" достигла весьма большого размаха. Фирма стала серьезным игроком на энергетическом рынке Бурятии. К примеру, протяженность взятых сетей составляет 626 километров. А приблизительно подсчитанный объем выручки составляет 50—70 млн рублей. Напомним, что кроме Севера Байкала, за ее плечами выигрыш тендера по обеспечению электричеством Гусиноозерска. Причем по результатам тендера пришлось судиться с федеральной МСРК и даже победить в судах, пройдя все инстанции. А в начале апреля 2009 года "Байкалэнерго" торжественно принимается в Союз промышленников и предпринимателей Бурятии.

Вышеперечисленные персоны развернулись там серьезно и бизнес повели широко. Но вот незадача: наличие амбициозных и влиятельных фигур в бизнесе одновременно и на одном "пятачке" не всегда способствует единству в рядах. В общем, внутри коллектива влиятельных людей начались конфликты, причем экономического порядка. Можно предположить, что в рядах части держателей акций фирмы появилось мнение, что некоторые фигуры в составе учредителей уже не так влиятельны. Они перестали быть чиновниками, не имеют уже непререкаемых лоббистских возможностей и, по сути, получают дивиденды ни за что.

"Байкалэнерго" разделился на два лагеря. Началась серьезная борьба за контроль над финансовыми потоками.

Сменили три директора

Одного директора — Сергея Иванова — уволили 30 декабря 2008 года. Тот не соглашается с увольнением и подает в суд. Пока шло судопроизводство, на него возбуждают уголовные дела по нескольким эпизодам. Ему инкриминируют материальный ущерб, нанесенный "Байкалэнерго", в крупном размере (свыше 4 млн рублей) по 160-й статье УК.

Как значится в материалах возбужденного уголовного дела, г-н Иванов от имени компании заключал договоры подряда с неким ООО на ремонт электрооборудования крупными предприятиями: Востсибрыбцентр, Роснефть, ДНТ "Ботаника" на Верхней Березовке. Ремонта на объектах правоохранительные органы не обнаружили. Зато акты выполненных работ были подписаны и деньги на счет ООО-шки от "Байкалэнерго" были переведены.

Следующий директор, уже известный г-н Бизьяев, фактически не имел финансовых рычагов управления. За короткий период в прессе "засветился" и еще один генеральный директор — Александр Макаров, который в апреле 2009 года (уже после решения суда о юридическом низложении псевдособственников) презентовал "Байкалэнерго" в СПП Бурятии.

В общем, бардак в некогда дружном сообществе учредителей вышел грандиозный. Вплоть до того, что партнеры "Байкалэнерго" терялись, куда переводить деньги за оказанные услуги: то ли в филиал на север Бурятии г-ну Бизьяеву, то ли в головной офис в Улан-Удэ г-ну Иванову, то ли еще кому.

В это время и подоспело решение суда об исключении из числа собственников "Байкалэнерго" нескольких вышеперечисленных персон. Подоспело в самый разгар "холодных" войн. Наблюдатели не исключают, что одна из противоборствующих сторон конфликта обратилась к Имеевым за помощью, в результате чего и появились претензии наследников.

Назначить олигархом

Мораль всей истории печальна. Заинтересованные внешние лица, в том числе энергетические партнеры, например "Бурятэнергосбыт", или госструктуры в лице Республиканской службы по тарифам по роду своей деятельности не могли не знать о происходящих в "Байкалэнерго" коллизиях. На РСТ Бурятии вообще возложена обязанность контролировать хозяйственную деятельность энергетических компаний. Тем не менее, несколько лет в "Байкалэнерго" рулил, по сути, кто хотел, вернее, кто смог добраться до "рубильника". Никакой публичной реакции о делах в "Байкалэнерго" нет. И это настораживает.

Ведь "Байкалэнерго" занимается жизнеобеспечением тысяч людей и десятков социальных объектов и предприятий. Компания "запитывала" электричеством громадную территорию Бурятии. Но, по последней неофициальной информации, из-за многочисленных конфликтов интерес влиятельных граждан к фирме "Байкалэнерго", скорее всего, пропадет. И не исключено, что на ее место вскоре придет другое юридическое лицо, которое, однако, фактически будет являться реинкарнацией "Байкалэнерго". Только учредители и выгодоприобретатели будут другие. Те, кого назначат граждане, облеченные властью.

^