16.09.2009
Площадь охотничьих угодий Бурятии составляет 29—30 миллионов гектаров. Из них около 25 миллионов(!) гектаров уже отдано в частные руки. С начала 2000-х годов шла активная передача угодий в частные руки. Теперь она практически завершена, сегодня в Бурятии объявляются конкурсы на распределение последних гектаров угодий.
Нормативная база, регламентирующая эту сферу, устанавливает, что регион имеет право передать частникам 80 процентов охотничьих угодий. Оставшиеся 20 процентов будут являться охотничьими угодьями общего пользования. Тут все необходимые мероприятия будут финансироваться за счет государственного бюджета. Самые лакомые, высокопродуктивные участки давно распределены. Республика вплотную подходит к 80-процентной границе. Последние участки сейчас выставляются на конкурсы.

— Претендентов много. И по Еравне, и по Кабанску, и по Баунту. Но жителям республики надо понимать, что охотничьи угодья предоставляются для ведения охотохозяйства, для охоты. Рубить лес, заготавливать древесину — это другое, — отмечает Юлия Андриевская, начальник отдела учета и воспроизводства объектов животного мира Бурохотнадзора.

В собственность угодья, разумеется, не отдают, владельцем попрежнему остается государство. Зато можно взять на срок до 49 лет. В охотничьем деле это почти вечность. Примечательно, что в рядах частников фактически нет представителей других регионов. Все свои, родные. К примеру, Бурятское республиканское общество охотников и рыболовов имеет девять хозяйств. Улан-Удэнское общество также имеет в пользовании несколько участков охотничьих угодий. Из "варягов" есть лишь мелкая фирма из Читы.

В обмен на то, что частник обязуется подкармливать в трудное время животных заготовленными "вениками", устраивать кормушки, посевочные поля, делать засолку солонцов, принимать участие в ликвидации последствий стихийных бедствий и т.д., частные фирмы получили возможность подписывать с охотниками договоры и собирать с них деньги. Платеж за добычу животных в таких местах вырос в разы.

Если в государственных угодьях охотник платит, например, за косулю 450 рублей, и идет на нее охотиться, в частных угодьях к этой сумме прибавляется и стоимость услуг арендатора. Плата вырастает в два-три раза минимум. Но эти устанавливаемые частниками цены все равно ниже аналогичных среднероссийских.

— По сравнению с европейской частью у нас недорого. Для приезжих нормальная сумма. Да и большая часть наших охотников сейчас люди достаточно обеспеченные, — отмечает наша собеседница.

Тем не менее, вала туристов-охотников не наблюдается. Конкурентно по цене, но не конкурентно по качеству. Охотничьи хозяйства берут деньги, но прописанный сервис предоставляют не в том объеме.

— Сервис в республике надо поднимать, — говорит Юлия Андриевская. — На западе страны могут брать большие суммы за медведя. Но они могут предоставить охотнику оружие, кордоны охотничьи, готовят заранее приваду, гарантируют успешность охоты. Оборудуют такие места, вывозят туда, где добыть того же изюбря реально. Когда берут большие деньги, надо обеспечить и стопроцентную успешность охоты.

Республиканские власти по этому вопросу уже ведут разговоры с арендаторами. Перед нынешним охотничьим сезоном были разосланы рекомендательные письма. Сделана попытка приструнить пользователей, дабы те тщательнее подходили по устанавливаемым ценам, а также реально оказывали заявленные в договоре с охотником услуги.

^