16.09.2009
Седьмого сентября в центре города в подъезде жилого дома жители обнаружили новорожденного ребенка, обмотанного простыней. В этот же день на крыльце железнодорожной больницы был найден еще один подкидыш возрастом около 30 минут.
Девочка в коробке

Оба подкидыша — девочки, не более суток от роду. Первого ребенка обнаружила возле железнодорожной больницы санитарка. Ребенок лежал на земле в коробке из-под стирального порошка. Рассказывает Майя Саганова, временно исполняющая обязанности начальника ОВД по Железнодорожному району:

— После ночного дежурства в семь утра санитарка пошла выкидывать мусор и увидела, что возле урны лежит коробка из-под стирального порошка "Ушастый нянь". В коробке что-то пищало.

Женщина решила, что в коробке щенки или котята. Рассказала о находке медсестре. Та открыла коробку и, развернув одеяло, увидела личико ребенка. Малыша занесли в приемный покой. После беглого осмотра стало очевидно, что возраст девочки — не более суток. Ребенок европейской национальности, вовремя рожденный, доношенный.

В этот же день на лестничной площадке в подъезде жилого дома по улице Банзарова был обнаружен еще один подкидыш. Тоже девочка, примерно 30 минут от роду. Видимо, малышку бросили в подъезде сразу же после ее рождения. Простыня, в которую был завернут младенец, была вся в крови.

Обе девочки сейчас находятся в неонатальном отделении Детской республиканской клинической больницы, где они пройдут полное медицинское обследование. По словам заместителя главного врача Веры Булавко, нет сомнений, что роды проходили без участия медиков. Однако состояние здоровья младенцев не вызывает у медиков опасений. В больнице дети пробудут еще около 2—3 недель. А потом новорожденные, скорее всего, отправятся в Дом ребенка.

Бросают из-за лени

Случаи, когда нерадивые мамаши подбрасывают своих новорожденных в жилые подъезды или больницы, — не редкость. Так, в 2006 году молодая женщина, решив, что не сможет содержать своего ребенка сама, отправилась отдавать свою четырехмесячную дочь в Дом ребенка. Но узнав, что процедура оформления не так проста и отдать сегодня же свое чадо не получится, она решила проблему проще: бросила девочку вместе с ее медицинской картой в подъезде первого попавшегося близлежащего дома. Врачи возмущены: раз уж ты решилась на такой грех, то хоть как-то облегчи участь своего ребенка — оформи отказ!

— Как правило, не пишут отказ, а просто сбегают из роддома асоциальные мамаши. А потом ребенок будет оформляться как подкидыш, — сетуют медики.

Если официально оформленные "отказники" могут едва ли не сразу обрести приемную семью и воспитываться в нормальных условиях, то подкидыши в течение длительного времени оказываются в подвешенном состоянии, а значит, становятся социально и педагогически заброшенными детьми. Их судьба будет решаться лишь после решения суда о лишении родительских прав в отношении пропавшей матери. Это может произойти минимум через полгода.

Третий лишний

Количество детей, от которых мать отказалась сразу после рождения, не меняется год от года. Так, только в городском роддоме ежегодно порядка 40—45 младенцев оказываются сиротами при живых матерях. Рассказывает заместитель главного врача городского роддома 2 Елена Казакова:

— Оставляют в роддоме как девочек, так и мальчиков, вне зависимости от национальной принадлежности. То есть если раньше количество брошенных детей бурятской национальности было значительно меньше, то сейчас сравнялось с другими национальностями. Кроме того, бросают граждане детей, как правило, здоровых.

Врачей пугает и еще одна тревожная тенденция: если раньше от детей отказывались юные мамаши, которые попросту были не готовы к материнству, то теперь основной контингент матерей-"кукушек" — благополучные и зачастую замужние женщины.

— Допустим, двое детей дома уже есть, а от третьего отказываются. Конечно, это настораживает, — говорит Елена Казакова.

Бывает и такое, что одна и та же вполне благополучная семейная женщина отказывается от своих детей дважды. Вопреки общепринятому мнению, процент асоциальных мамаш относительно мал — порядка 30% от общего количества матерей, решившихся бросить своего отпрыска.

^