23.09.2009
На фоне слов об обоюдной поддержке правительством Бурятии бизнеса субъекты этого взаимодействия находятся в состоянии холодной войны по одному частному моменту. Республиканские власти принуждают бизнес к информационной открытости, не гарантируя при этом сохранения коммерческих тайн. В результате отдельные чиновники получат неплохую возможность с выгодой для себя поучаствовать в конкурентной борьбе коммерсантов.
Гладко было на бумаге

На бумаге это выглядит красиво. Правительство или отдельные ведомства Бурятии предлагают местному крупному и среднему бизнесу заключить с ними "Соглашения о социально-экономическом сотрудничестве". По сути, предпринимателям предлагается подписать рамочный документ о взаимодействии, и в этом нет ничего необычного. В принципе, местный бизнес очень даже готов показать лояльность к власти и готов зафиксировать отношения документально. Авось что-нибудь обломится в виде господдержки.

Тем более что Соглашение очень рамочное, в стиле "мы ведь дружим, не правда ли?". Но брожение умов в бизнесе вызвал не сам текст Соглашения, вполне дежурный, но Приложения к нему. В них чиновники предлагают бизнесменам открыть практически всю информацию, касающуюся их деятельности, в том числе финансовую.

Стоит подчеркнуть, что речь идет не только о крупнейших предприятиях, являющихся монополистами, или которые действительно неразрывны от планов Бурятии. Таких ведь немного — ВСЖД, ЛВРЗ, энергетические компании, авиазавод и несколько других подобных. Все они уникальны на рынке и конкурентов не имеют. Но раскрыть информацию просят и у бизнеса, находящегося в условиях острой конкурентной борьбы: торговые сети, предприятия лесопереработки и т.д.

Информационный конвейер

Сбор сведений финансового характера планируется поставить на поток. Предприниматели должны информировать власть о том, как обстоят дела, как минимум, ежеквартально. Министерства и ведомства предлагают, например, рассказать, вернее, проставить в таблицу сведения об объемах производства и реализации продукции. Но это еще куда ни шло. С этим бизнес готов примириться.

Но в рамках Соглашения требуется, например, раскрыть информацию о фонде заработной платы и прибыли до налогообложения. При предложении рассказывать о подобных цифрах бизнес впал в состояние шока. По сути это является коммерческой тайной любого предприятия. Как считают предприниматели, "это есть глубоко внутреннее дело компаний" и к взаимодействию бизнеса с властью никак не относится.

Кроме передачи информации о текущей финансовой деятельности, власть предлагает усугубить сотрудничество и рассказать о планах на будущее, поделиться информацией о стратегии бизнеса с разбивкой по годам, до 2017 года. Подробно, с перечислением шагов и трат в двадцати пунктах.

Вообще-то стратегия бизнеса — это еще большая тайна. Это самое главное для предпринимателя — выработать и просчитать эксклюзивные шаги по движению бизнеса вперед и по возможности скрыть это от конкурентов. Невозможно представить, чтобы бизнесмен раскрыл окружающим, в том числе конкурентам, свои конкретные шаги по расширению.

Как считают предприниматели, десятки людей, вплоть до обычных клерков на площади Советов, получат доступ к внутренней финансовой информации предприятий. Причем без ответственности за ее дальнейшее распространение. В Соглашении не предусмотрен механизм сохранения коммерческих тайн. А бизнес не без оснований боится дать в руки чиновникам материал, который можно использовать против него.

"Доверенность на все"

А теперь представим ситуацию, когда у множества внешних людей — чиновников — есть действующие планы по текущему состоянию и стратегии бизнеса одного из участников конкурентного рынка. Условно говоря, крупной сети бытовой и компьютерной техники. Что помешает передать такую информацию за вознаграждение конкурентам? Ничто.

Нельзя обойти вниманием и другой аспект. А как быть руководителям предприятий, которые подрядились работать топ-менеджерами с подпиской о неразглашении конфиденциальной финансовой информации компании? Сотрудничая с властью, они, по сути, ставят себя на грань нарушения корпоративной этики и могут поголовно быть уволенными. Поскольку ни один здравый учредитель не одобрит их "слив" о стратегии предприятия властям, а значит, всем в округе. А что делать компаниям, которые работают или планируют работать с иностранными инвесторами? Там вообще финансовая дисциплина и неразглашение — один из приоритетных пунктов даже на начальной стадии в протоколах о намерениях.

Но и это еще не все. Последним ноу-хау местных властей стaла рассылка бизнесу бланков доверенностей, уже написанных (надо только поставить подпись). Форма такова: "Я, Иванов Иван Иванович, являясь законным представителем ООО "Икс", разрешаю УФНС по РБ передавать ведомству "Игрек" информацию о состоянии расчетов с бюджетами всех уровней и иные сведения". Особенно пикантно смотрятся "иные сведения" — это значит любые. И это тоже в рамках вышеупомянутого всего лишь рамочного Соглашения. С этой бумажкой сотрудник ведомства "Игрек" сможет получить любую, ранее конфиденциальную и защищенную законом, информацию о предприятии "Икс" в налоговых органах.

Тихий саботаж

В результате в течение уже нескольких месяцев бизнес в большинстве своем не подписывает Соглашение с правительством Бурятии. Он не видит в этом смысла, и руководители предприятий всячески затягивают процедуру подписания, ссылаясь на "работу по замечаниям и дополнениям". Логично саботируя такую инициативу властей и откровенно затягивая время. Особенно это касается участников конкурентных рынков. Им пока никто внятно из коридоров власти не объяснил: зачем на площади Советов нужны текущие финансовые расклады субъектов бизнеса, вплоть до копеек, а также стратегические планы компаний на конкурентных рынках внутри Бурятии.

Вообще-то для контроля деятельности предприятий есть госструктуры в виде налоговой инспекции, антимонопольной службы и прочих структур, вплоть до Росстата. Информация, передаваемая туда, защищена законодательством о тайнах. Предприниматели взаимодействуют с этими органами, обобщенные данные оттуда и могут служить предметом анализа для республиканских чиновников. Или нашему правительству следует разработать свой, действенный и понятный, механизм сохранения коммерческих тайн, во избежание эксцессов.

^