30.09.2009
На прошлой неделе в правительстве Бурятии в третий раз за последний год пытались увидеть и, по возможности, понять схему территориального планирования республики. В результате попытку никак нельзя назвать удачной. Министры и подрядчики оказались далеки друг от друга, а Вячеслав Наговицын, отругав и тех и этих, вынужден был свернуть заседание раньше времени в связи с бессмысленностью разговора.
Все сущее

За скучным словосочетанием "схема территориального планирования" скрываются, в общем-то, важные вещи. Предполагается, что на десятках, если не сотнях, ведомственных карт Бурятии будут отображены все до единого хозяйственные, природные, туристические, культурные и прочие объекты республики, включая и только планирующиеся.

Чтобы не случилось так, что дорогу попытаются строить по пашне, а газопровод проложить по заповеднику. Случались ведь такие казусы в Бурятии, и неоднократно. Чтобы избежать этого, компанию "Гипрогор" официально подрядили создать схему территориального планирования "всея Бурятии".

Диспут министров

Рабочее совещание по "Схеме" походило более на заседание правительства. За столом собрались все министры, за исключением социальных. Дружелюбное тихое ожидание начала совещания прервал Александр Чепик. После беглого осмотра презентационных материалов он выразил ответственному министру Владимиру Рубану удивление отсутствием некоторых важных материалов. Министр посоветовал зампреду зайти за разъясняющими подробностями на официальный сайт правительства Бурятии. Г-н Чепик сообщил, что в своей работе этим сайтом не пользуется. Их приглушенный динамичный диспут имел, как оказалось впоследствии, большое значение, но был прерван приходом в зал совещаний Вячеслава Наговицына.

Президент Бурятии, открывая совещание, напомнил собравшимся о насущной важности "Схемы" и дал понять, что в данный момент хочет услышать от подрядчиков, как будут проходить на картах сквозные межрегиональные инфраструктурные объекты: газопровод, электролинии, федеральные дороги.

Презентацию проекта провел руководитель отделения территориального планирования института Гипрогор Лев Гозман. Это была интересная и поучительная лекция о будущем Бурятии. По словам разработчика, всю Бурятию планировщики разбили на отраслевые карты. Затем, в соответствии с Программой социально-экономического развития Бурятии до 2017 года, нанесли на карты все имеющиеся и планируемые объекты. В результате получился многослойный и многотомный документ с пояснительной запиской.

Разработчик доволен собой

Боле того, Гипрогор провел анализ СЭР Бурятии и сделал схему территориального планирования, по сути, "руководством к действию". Ставки в развитии Бурятии были сделаны на пять главных составляющих: геополитические и географические преимущества, потенциал туризма, добыча полезных ископаемых и байкальский фактор. Главную точку роста в Гипрогоре увидели в геополитике. По видению разработчиков, с усилением Китая Россия из европейской провинции превращается в центр большой евроазиатской территории. Бурятия, в свою очередь, занимает удобное центральное положение как в самой России — на пересечении транспортных путей, так и между Америкой и Азией — на воздушных магистральных путях.

Поэтому транспортную, туристическую, культурную составляющие считали, исходя из этих факторов. Тем более, добавляли внутренние факторы, в том числе проблемные. Перед глазами Вячеслава Наговицына и министров пролетели слайды с картами дорог, электросетей, культурных объектов, полезных ископаемых и прочего.

Разработчик во время доклада всем своим видом показывал удовлетворение от проделанной работы, министры тоже кивали одобрительно, глядя на очередную предложенную карту. Когда уверенный доклад закончился, никто бы не удивился, если бы зазвучали аплодисменты.

Появились вопросы

Однако Вячеслав Наговицын осторожно спросил после презентации: "А почему я не увидел на картах запланированного газопровода, он там учтен?". Представители Гипрогора сначала пытались найти газопровод в десятках карт, предъявленных правительству в качестве презентационного альбома. Не найдя, объяснили, что газопровода нет на столе у правительства, но есть в семи томах пояснительной документации.

Затем президента заинтересовало, существует ли разграничение пашенных земель между сельскими районами Бурятии — практический смысл этого вопроса трудно переоценить. Г-н Наговицын в предложенных картах этого не увидел. В Гипрогоре сослались на масштаб карт на столах. Нельзя, по их словам, нанести границы пашенных земель на общую карту Бурятии. С лесными угодьями произошло то же самое: правительство заверили, что вся детальная информация находится в томах, прилагаемых к презентации.

Вячеслав Наговицын спросил фактически сам себя: "А что мы тогда здесь рассматриваем, если все документы "где-то там"?" Тогда президент спросил министров: а они-то видели в пояснительных документах свои отраслевые объекты, границы и все остальное? Министры отвечали вразнобой, и четко сформулировать свою претензию смог только министр инфраструктуры Сергей Козлов. Он не нашел в документах Гипрогора запланированной правительством дороги на севере Байкала. Остальные сообщали, но без стопроцентной гарантии в голосе, что свои объекты видели.

Тогда Вячеслав Наговицын фактически популярно и эмоционально объяснил всем присутствующим, что его интересовали в данный момент всего лишь несколько важнейших карт: как пройдут по территории Бурятии газопровод, магистральные электросети, федеральные дороги, кроме того, разграничение пашенных земель и земельных угодий. Это важно для правительства Бурятии при согласованиях с соседними регионами и федеральной властью. На презентации президент всего этого не увидел и выглядел расстроенным.

"Все есть в Интернете"

Спрос президента, и незамедлительный, был с министра строительства Владимира Рубана, чье ведомство по данному вопросу является главным. Тот пытался объяснить президенту, что занимается не свойственным строительному ведомству делом — территориальным планированием — и вновь объявил, что министры могли бы ознакомиться со схемами в Интернете. Вячеслав Наговицын, видимо, не понял связи всемирной паутины с рабочим совещанием и констатировал, что министр "плохой исполнитель".

От торжественности презентации не осталось и следа, и ошарашенным разработчикам оставалось только присутствовать при "разборе полетов". Вячеслав Наговицын продолжал расставлять акценты и заявил, что в четвертый раз встречаться в подобном формате не намерен.

Каждому министру было дано задание лично просмотреть объекты, разграничения и прочее и затем поставить на карте свою подпись. Следовательно, нести полную ответственность, если потом какой-нибудь запланированный объект на схеме не отыщется и будет поздно. Карты с подписями министров придут к президенту позднее — для окончательной визы.

А так как презентация не давала президенту никакой новой информации, кроме того, что министры с разработчиками оказались к ней не готовы, то совещание решено было прекратить. При выходе из зала совещаний Лев Гозман недоуменно прокомментировал: "В этой работе более 60 карт и схем, причем все на серьезной топографической основе, в электронном виде, что позволяет изобразить это в любом масштабе и, кроме того, вынуть любой слой отдельно. Год лежит эта работа на столе. Неужели трудно сразу просмотреть и дать все замечания? Можно было ее в феврале-марте уже закончить".

Таким образом, разработчики уверены, что свою работу сделали. Зато в правительстве теперь будут "догонять вчерашний день" и сверять карты со своими планами, при этом обвиняя друг друга в отсутствии доступа к информации в надлежащие сроки.

^