30.09.2009
Следствие по этому делу окончилось обвинительным приговором, извращенец был приговорен к одиннадцати годам заключения. Казалось бы, справедливость восторжествовала: преступник наказан, ребенок спасен. Но хеппи-энда не получилось: детство для мальчика закончилось, потянулись годы унижений и отчаяния.
"Я никому не нужен"

Об изнасилованиях детей с ужасающей регулярностью сообщается в прессе, но за скобками публикаций почти всегда остается дальнейшая судьба детей-жертв сексуального насилия. Как трудно они живут дальше и как сложно проходят период адаптации, знают только родные ребенка. И хорошо, если рядом с ним оказывается любящий родитель, понимающее окружение и оказывается профессиональная психологическая помощь. Если нет, судьба ребенка ломается, справиться в одиночку с последствиями тяжелой психологической травмы он не может.

Для 11-летнего сельского мальчика Коли Игнатова жизнь навсегда разделилась на "до" и "после" встречи с насильником. Настоящее имя ребенка мы намеренно изменили, как и место жительства мальчика. После суда над педофилом и публикации в одном из республиканских СМИ информации о ребенке его жизнь превратилась в кошмар.

В маленьком селе эта история наделала много шума. На Колю посыпались оскорбления со стороны детей, семье мальчика пришлось переехать в другое село. Но и это не спасло. Сегодня, спустя три года после тех событий, 14-летний Коля, так и не найдя помощи, бросился в бега. От боли и отчаяния он пытается убежать, все забыть, отвлечься и повторяет лишь одно: "Я никому не нужен".

Учитель-педофил

Это началось в октябре 2006 года. Руководитель школьного фотокружка и школьный сторож завлек 11-летнего Колю, когда тот однажды зашел к нему забрать свой велосипед. Никто тогда не знал о тайной страсти приличного семьянина, отца четверых детей и деда пяти внуков. Запуганный мальчик молчал до марта 2007 года, а потом осмелился рассказать все отцу.

— Бывало, приеду к нему в гости, а он мне говорит: "Бабушка, я что-то хочу тебе рассказать", а потом заплачет и убежит, — рассказывает Анна Васильевна, бабушка Коли. — Ну, думаю, подрался с кем-нибудь, наверное, мы ведь тогда и подумать не могли, что с ним такое произошло. Потом он отцу все рассказал, сын сразу же мне позвонил, я в тот же вечер на такси к нему приехала. Решили писать заявление в милицию.

Анна Васильевна вспоминает, как незадолго до этого резко изменилось поведение внука. Мальчик стал задерживаться после школы, часто жаловался на головные боли. Потом неожиданно начал просить, чтобы его перевели учиться в интернат в соседнем районе.

— Видимо, Колечка уже стал уставать от его угроз, — вспоминает бабушка. — Я спрашивала внука, что произошло, чего ему не хватает, а он одно: не хочу здесь учиться. Родители Коли развелись давно, мать его бросила. Я растила внука до третьего класса, а когда сын женился на хорошей женщине, я отдала им Колю. Педофилы ведь психологи: насильник понял, что ребенок будто бы сирота, вот и подкараулил его.

Переезд не помог

После суда семье пришлось переехать в другую деревню. Жизнь стала налаживаться, Коля понемногу стал приходить в себя. Но в прошлом году, когда он пошел в седьмой класс, в село переехал бывший одноклассник и разболтал детям все, что Коля так хотел забыть. И снова мальчик попал под пресс унижений. Анне Васильевне пришлось перевести внука учиться к себе с соседний район.

— В новой школе внук проучился четверть, а потом его попросили, — рассказывает бабушка. — Когда я переводила Колю, рассказала учителям, что у ребенка расстроена нервная система. Просила классного руководителя, чтобы она была к нему внимательнее, просила не кричать на него, ведь в ответ он начинает грубить. Мальчик столько всего пережил, а тут еще переходный возраст! Это раньше он был маленький и не понимал всего, а как вырос, осознал, что с ним произошло.

Поначалу Коля с удовольствием ходил в школу, а однажды пришел сникший, сказал, что его даже в журнал не записали. По словам бабушки, до происшествия Коля стремился учиться, особенно любил математику, в новой школе найти к нему подход не смогли. Бабушка обращалась за помощью к классному руководителю, а в ответ услышала: "Я не мать и не воспитатель, у меня 28 учеников, когда я буду с вашим разбираться?"

Мать выгнала

Отчаявшийся мальчик попытался найти спасение у матери, которая бросила его в детстве. Приехал к ней в деревню, мечтал начать с ней новую жизнь, и опять не получилось. Мама Коли пьет, и сын от первого брака ей совершенно не нужен. Маты, которыми пьяная мать припомнила Коле об изнасиловании, поставили крест на поисках материнского тепла.

Коля переехал к тете, проучился десять дней, а потом слег: у мальчика обострилось заболевание почек.

— С февраля по июнь он у меня лежал в больницах, — плачет Анна Васильевна. — У насильника, видать, руки-то здоровые были — у Коли опущение почек. По состоянию здоровья внучек остался на второй год. Из больницы приехал, вышел на улицу, а вернулся весь в слезах, говорит: отправьте меня куда-нибудь, хоть в психушку. Я здесь жить не буду — меня убьют, меня заставят, меня будут бить. Видимо, кто-то о его трагедии и здесь узнал.

С тех пор Коля вот уже два месяца в бегах. Бабушка регулярно пишет заявления в милицию, его находят — он снова убегает. Недавно подросток звонил бабушке из Читы. Когда он вернется, неизвестно. Чтобы спасти внука, 70-летняя Анна Васильевна решилась на крайнюю меру — продать свой дом, чтобы навсегда увезти Колю туда, где его никто бы не знал.

— Он сам себе не рад, — волнуется бабушка. — Руку помощи ему никто не протянул. Судьба у него уже покалечена. Слава нехорошая идет, а он все терпит. Боюсь я за него, он ведь пытался уже в пятом классе под "КамАЗ" броситься.

Помощи нет

С Колей Игнатовым психологическая работа по реабилитации практически не проводилась. На сегодня детьми из районов Бурятии занимаются лишь педагоги и школьные психологи. Высококвалифицированную психологическую помощь дети могут получить только в Улан-Удэ. Но переехать в город его семья не может: отец мальчика тяжело болен и не работает, дедушка, бывший некогда для Коли авторитетом, недавно перенес инсульт и потерял память. Борется за жизнь Коли только 70-летняя бабушка. Но реальной помощи не находит.

^