14.10.2009
На прошедшей 12 октября пресс-конференции Вячеслав Наговицын популярно объяснил, что все слухи и публикации в СМИ, касающиеся возможной отставки Иннокентия Егорова, бессмысленны.

Президент Бурятии сказал даже больше, чем от него ожидали. Вместо дежурного опровержения было сообщено: "Все на своих местах. Не считаю нужным сейчас вносить какие-то кадровые изменения. Что касается возраста, Иннокентию Матвеевичу в январе исполняется 60, и я намереваюсь продлить с ним контракт. Он здоров, сил хватает, профессионализма тоже. Я считаю, что у нас сейчас сложилась хорошая команда".

Это называется "всем спасибо, все свободны" в отношении желающих "отставить" Иннокентия Егорова. Президент дал понять, что работа первого зама устраивает его полностью: "С моей стороны за все время по отношению к моему первому заму не было критических замечаний. На самом деле Иннокентий Егоров — как машина, у нас разделены функции, у меня они больше представительные, я все время в разъездах, а он обязан выполнять все. Выполняет очень качественно, и я удовлетворен его работой и знанием республики. На какой почве возникли эти слухи, я не знаю и, честно говоря, не хочу разбираться".

Вполне допустимо, что Вячеслав Наговицын слегка лукавит, когда недоумевает о "почве слухов". Рассуждать о "грядущей" отставке Иннокентия Егорова стало модным еще года полтора назад. С того самого времени, как окончательно и пока бесповоротно в дела Бурятии вошел заместитель председателя правительства Александр Чепик. Последний оказался человеком, мало того что приезжим, но еще и лишенным всяких предрассудков в отношении, казалось, вековечных местных персон. А именно Иннокентий Егоров олицетворял собой консервативное патриотическое направление не только в правительстве, но вообще во всей властной модели Бурятии еще со времен Леонида Потапова.

Ну вот и сошлись два человека, наделенные серьезными полномочиями, совершенно разные по менталитету, в одном правительстве. Молодежный задор и бескомпромиссность г-на Чепика наталкивались на обстоятельность и строгий стиль руководителя г-на Егорова. А так как полномочия (читай влияние) их простираются фактически на всю экономику Бурятии, причем пересекаясь, то и круги от разности взглядов, вплоть до мировоззренческих, разбежались по всей площади Советов и бизнесу. Досужие наблюдатели, в том числе из круга чиновников, стали усиленно "пиарить" эти скрытые объективные противоречия.

К началу осени слухи об уходе Иннокентия Егорова достигли ушей журналистской братии. Причем слухи были все как один категоричные: от "Егоров пакует чемоданы" до "Егоров работает и будет работать". Понятно, что версия о возможном уходе первого зампреда волновала общественные умы весьма и весьма. Ведь отставка такого "мастодонта" внутренней политики Бурятии была темой горячей уже по определению.

Когда слухи достигли критической массы, они вырвались наружу через публикации в СМИ в сентябре и начале октября. Бизнес, чиновники и журналисты накачали сами себя этой темой до переполнения. Информация гуляла, словно сводка погоды: г-ну Егорову скоро стукнет 60 лет — критический возраст для чиновника; противоречия между героем темы и г-ном Чепиком никто не отменял, они существуют. Все складывалось.

Но складывалось лишь в фантазиях. На самом деле причин продолжать и далее работать с г-ном Егоровым у президента Бурятии более чем достаточно.

Во-первых, скрытые конфликты, возможно, единичны и носят не более чем рабочий характер. Во-вторых, нет на сегодня знаковой фигуры равного уровня, способной занять этот важнейший политический и экономический пост. В-третьих, существенное влияние Иннокентия Егорова на властные структуры Бурятии никто не отменял, и на ее устойчивость и бесконфликтность это действует определяющим образом.

И должно было случиться нечто крайне экстравагантное, дабы Вячеслав Наговицын рискнул ценой одной отставки поставить под угрозу целостность работы исполнительной власти. Она сейчас не идеальна, но весьма управляема. При потенциальном отсутствии Иннокентия Егорова в политике Бурятии еще неизвестно что получится.

^