14.10.2009
"Нулевого" чтения бюджета в Бурятии доселе никогда не было. Видимо, предполагая трудности прохождения финансового документа в парламенте, министры резонно решили ознакомить депутатов с плохими новостями загодя.
Экономно или бедно?

Правительство Бурятии дало понять депутатам и остальной общественности, что так хорошо, как ранее, уже не будет: бюджет откровенно урезан в угоду кризисным явлениям. Следующие чтения покажут, как на самом деле Бурятия будет жить в следующем году: просто экономно или откровенно бедно.

Министр финансов Игорь Шутенков честно предупредил: "Нулевое чтение — не регламентированное мероприятие". Тем самым дал понять, что делиться мнениями можно, но к ним, в лучшем случае, только прислушаются, и то "может быть".

А далее последовали цифры. Собственные доходы республиканского бюджета на 2010 год прогнозируются в объеме более 11 миллиардов рублей. В основном это налоговые платежи. Примерно такую же сумму составят дотации из федерального центра. Таким образом, когда прозвучала цифра в 22 с лишним миллиарда совокупных доходов Бурятии на следующий год, депутаты сильно удивились. Кризис кризисом, но в прошлом году бюджет республики был в районе 33 миллиардов. Председательствовавший на совещании Федор Трифонов тревожно спросил членов правительства, как мог бюджет "просесть" на треть?

Ждем 11 миллиардов

Тогда заместителю министра финансов Ларисе Самбаровой пришлось объяснять депутатам, что полный размер субвенций и субсидий для Бурятии на 2010 год пока не определен. Поэтому надо предполагать, что доходы будут увеличены, но конкретную сумму пока не знают. Но и без этого все поняли, что следующий год будет тяжелым.

В частности, было сообщено, что вообще бюджет сократится на 10 процентов, причем дотаций из федерального центра станет на 1,27 миллиарда рублей меньше. И это еще оптимистичные ожидания. Тем не менее, бюджет было решено, как и прежде, делать бездефицитным. Эта привычная мысль правительства породила небольшой диспут. Депутат Цыденжап Батуев предложил сознательно уйти Бурятии в дефицит, взяв на себя дополнительные обязательства. А затем предъявить их федеральному центру как факт: не хватает, дескать, средств в регионе, помогите. По его замыслу, Москва от "некуда деваться" поможет Бурятии.

Прагматичные чиновники минфина объяснили, что закладывать деньги "на авось" при жесткой экономии и требованиях федерации бесперспективно. А при отсутствии у Бурятии резервного фонда, наподобие российского, еще и опасно. В этой ситуации минфин понять можно: ведь потом не депутаты будут отвечать по невыполненным обязательствам.

Примерно то же самое предлагал и Андриян Зыбынов, рассуждая о внутреннем долге Бурятии. В следующем году он заложен в размере 1,3 миллиарда рубле, исходя из 17,5 процента кредитных ставок. Депутат предложил его увеличить, ссылаясь на возможное ухудшение финансовой обстановки. Но опять же был получен ответ, что внутренних резервов для платы по процентам у бюджета не будет, а на Москву надеяться бессмысленно.

Половину программ заморозят

Становилось ясно, что в результате хоть "нулевого", хоть последующих чтений, денег в бюджете следующего года больше не появится. Но это были еще не все плохие новости. Далее последовало заявление от правительства, что из 22 республиканских целевых программ финансироваться в следующем году будут только 11. Бюджет развития для минэкономразвития Бурятии определен всего в 2 миллиарда по сравнению с 3,95 миллиарда в прошлом году.

По сути, правительство Бурятии давало понять, что осязаемую экономику, а конкретно, к примеру, новые социальные объекты, республика сможет получить только благодаря празднику 350-летия вхождения Бурятии в состав России. Вячеслав Наговицын, видимо, не зря столбил целый ряд этих объектов отдельным федеральным мероприятием под кураторством Алексея Кудрина. Есть еще мифологический и чуть ли не совместный проект Владимира Путина и Даши Варфоломеевой по Тугную, и там тоже запланировано движение. Тогда Иринчей Матханов задал резонный вопрос, как эта чуть ли не тотальная экономия увязана с программой СЭР и не будет ли она переписана под нынешние условия. Члены правительства, тем не менее, уклончиво заявили о намерении следовать программе. Депутаты вновь молчаливо удивились, как такое возможно.

Перекрестный допрос

Вообще мероприятие походило на перекрестный допрос депутатами собравшихся министров. Федор Трифонов указал, что при общем сокращении расходов на госаппарат, тем не менее, исполнительная власть лично для себя те же самые расходы увеличивает. Он же позднее выразил удивление от финансирования в 2010 году строительства второго вокзала в Улан-Удэ и сомнение в его целесообразности. В свою очередь Бато Семенов просил объяснить ему не конкретные цифры, но идеологию бюджета. Ему в лоб министром финансов Игорем Шутенковым и было сказано, что "вверенное ему ведомство вынуждено адаптировать бюджет в условиях острой нехватки средств". Какая уж тут идеология.

Довольные самим фактом мероприятия, но удрученные цифрами, министры и депутаты на этом и разошлись. Вместе по бюджету они соберутся 28 октября, когда состоятся публичные слушания, а 5 ноября соответствующий законопроект будет рассматриваться в первом чтении в Народном Хурале.

Тем временем на прошедшей позднее пресс-конференции Вячеслав Наговицын еще более не порадовал строителей бюджетов от разных ветвей власти. Как было сообщено, в ближайшие три года, с 2010-й по 2012-й, дотации федерального центра в адрес Бурятии будут планомерно снижаться на 10 процентов ежегодно. Таковы теперь правила игры центра и регионов. Так что нынешнее сокращение денег от Москвы — совсем не чрезвычайное, но весьма долгосрочно планомерное событие. Видимо, критически малая величина бюджета Бурятии будет основным трендом экономический политики в следующие несколько лет.

^