21.10.2009
16—17 октября в Улан-Удэ с оглушительным успехом прошел фестиваль "Голос кочевников", призванный поменять представление людей о том, что такое настоящая музыка. Пока организаторы не раскрывают глобальных планов на будущее, но уже сейчас понятно, что с помощью этого фестиваля Бурятия станет серьезным центром мировой этнической музыки.
Все билеты проданы

Фестиваль состоялся 16 и 17 октября на самой крупной современной площадке Улан-Удэ — в Русском драматическом театре. Цена билетов колебалась от 850 до 1300 рублей. Тем не менее, большинство пришедших составляли люди среднего достатка, а билеты были раскуплены все.

Ведущий и один из организаторов фестиваля Назим Надиров — востоковед, лингвист, продюсер, журналист, ди-джей и радиоведущий. Именно с него в Москве началась мода на этнику. За последние 10 лет он организовал более 270 концертов и фестивалей. Назим Надиров был председателем жюри первого в истории Бурятии фестиваля этнической музыки в 2008 году "Звезды Белого месяца". В этом году он стал ведущим фестиваля "Голос кочевников".

К слову, фестиваль "Голос кочевников" — необязательно азиатские исполнители и музыканты. В следующий раз, например, на фестиваль, возможно, будут приглашены гости из Бразилии или с Гаити. Фестиваль — вне национальностей. Наоборот, все культуры и всех людей объединяет талантливая живая музыка, которая понятна каждому человеку.

Экзотическая смесь

Фестиваль открыла Бадма-Ханда, которая была соведущей Назима Надирова. Выглядела Бадма-Ханда в новом амплуа довольно уверенно. Но мало кому известно, что певица ужасно переживала и боялась, что не справится с ролью.

— Очень волнительно! — Бадма-Ханда всплескивает руками, забавно закатывая глаза. — Обычно я пою. А тут в первый раз выступаю в роли ведущей. Могу даже признаться: я ночи не спала из-за фестиваля. Это все-таки событие международного уровня. И я волнуюсь до сих пор!

Из-за этого фестиваля Бадма-Ханда поменяла свой график работы, отменив выступление. Однако ночью 16 октября певица уехала с гастролями в Монголию, оттуда она поедет в Пекин, затем в Москву. Помимо Бадмы-Ханды на фестивале выступали группа "Амар мэндэ", Дашима Согтоева и группа "Урагшаа", фолк-бенд "Домог" (Монголия), Согтын Даба, Сэсэгма Дондокова. Еще на прошлом фестивале Назима Надирова удивил Алдар Дашиев, которого гуру назвал "золотым кладом, который станет известным по всему миру". Любимец публики Баттувшин на фестивале выступил со своей семьей: отцом и матерью. Вместе они образуют группу "Сух-хуур". Отец Баттувшина Балданцырен — один из немногих, кто знает секрет изготовления музыкального инструмента, в честь которого и названа группа. Песни затопленного народа исполняет иркутская этно-группа "Drowned Songs". "Drowned Songs" — это пение людей, которых нет на свете, но благодаря музыкантам их голоса останутся навсегда.

Одним из самых лучших моментов фестиваля является выступление фолк-группы "Аржаан". Обладатели Гран-при прошлогоднего фестиваля исполнили свои известные композиции. И именно "Аржаан" выступили вместе с Урной и отыграли выступление замечательно. Вместе с Урной на фестиваль приехал Золтан Лантос — лучший скрипач Венгрии. В этом убедились все, кто видел, как качается смычок скрипки, порождая глубокий, многогранный звук.

Вместе с протяжным голосом Урны музыка Золтана представляет собой экзотичную смесь. Музыкант и певица много экспериментировали на фестивале. Импровизация — одно из любимых ими занятий. После фестиваля Назим Надиров предстал зрителям в амплуа ди-джея, играя этноэлектронику. В то время как одни слушали ди-джейский сет, другие стояли в очереди за альбомом Урны и сетовали на то, что "Аржаан" еще не выпустил свой CD.

"Губится целая нация"

— Фестиваль способствует повышению самосознания жителей Бурятии, — говорит Назим Надиров. — В Бурятии у людей нет возможности отойти от отупляющей попсы. Нет выбора. На мой взгляд, так губится целая нация. Единицы выходят через Интернет, имеют возможность послушать и понять, что есть другая музыка. Другая система координат.

Жители Бурятии не умеют отличать "ресторанного певца" в красивом костюме с большим количеством подпевок от музыкантов, которые делают настоящее искусство. В прошлом году это поняли и сами зрители, и организаторы на первом фестивале этномузыки "Звезды Белого месяца". Понятие "мировая музыка" было мало кому понятно.

— Произошло совмещение эстрадных исполнителей и этнических, — рассказывает Наталья Уланова, директор фестиваля. — Конфликты были. Некоторые не понимали, почему одним дали первое место, другим — ничего. И тогда Назим расставил все точки над "i". Он показал, что именно является приоритетным в этнической музыке. Это прежде всего живой звук. Талант. Энергия, которая идет от музыканта.

Назим Надиров считает, что люди не будут что-либо понимать, если им этого не объяснили. Для этого должен быть человек с авторитетом, готовый это сделать.

— На прошлогоднем фестивале мы выяснили, что люди стеснялись исполнять этническую музыку, хотя именно она была настоящей, — говорит Назим Надиров. — Но когда они увидели, что есть место, где люди могут оценить приверженность к своим корням, они изменились кардинально. Люди взглянули на себя, на мир и обратились к своим истокам. К тому настоящему, что дает силы. Именно в этом состоит отличие "Голоса кочевников" от других фестивалей. Это не клонированные исполнители. Это исполнители, которые будут интересны миру. Миру не будет интересен 115-й ресторанный певец.

На роль хедлайнера фестиваля было несколько кандидатур: Сесилия Мара, Марлен Дарсен и Борис Гребенщиков. Однако организаторы решили остановиться на "голосе кочевой Азии". Урна Чахар-Тугчи своим творчеством и своей личностью, можно сказать, отражает главную идею фестиваля. Она вышла за рамки страны и теперь известна во всем мире. Несмотря на то, что поет только на монгольском.

Современная кочевница

Наталья Уланова, встречая гостей в аэропорту, не могла поверить, что наконец-то видит ту самую Урну. Миниатюрная женщина с длинными черными волосами, смуглой кожей и теплыми глазами. По-восточному скромная и по-европейски всегда улыбающаяся, Урна — современная кочевница. В 18 лет, после окончания школы она в первый раз покинула пределы своего города и села в автобус до Шанхая, который тоже видела в первый раз. И по сей день она продолжает кочевать. Долгое время Урна жила в Китае, Германии и других уголках мира. В ней еще не угасло то желание увидеть и узнать весь мир, с которым она садилась в автобус 18-летней.

На пресс-конференции, которая была организована перед фестивалем, Урна не понимала, что говорят журналистам ее коллеги Наталья Уланова и Назим Надиров, но не переставала внимательно наблюдать за ними и слушать. Улан-Удэ — второй город России после Москвы, где она выступает. Восточная столица ей напомнила родной край. Самих же бурят певица считает своими братьями и сестрами.

Побывав в разных городах и странах, Урна считает, что в мире существует множество народов, родственных друг другу. Но они теряют эту связь, отдаляясь все больше. Из бурятских музыкантов она знакома с творчеством Бадмы-Ханды и Намгар:

— Не так просто найти альбом бурятских артистов в Европе. Но благодаря Назиму, который дает мне разнообразные диски, я получаю информацию.

Урна Чахар-Тугчи уверена, что родная культура — это истоки, которые дарят богатство. Это то единственное, что истинно и реально.

^