04.11.2009
Год назад все началось с одной скважины и с одного дома в поселке Нижний Саянтуй (Вахмистрово). Сейчас уже около 20 домов поселка не имеют нормальной воды: та, что есть, жутко воняет и имеет острый химический привкус.
"Боимся, волосы выпадут"

Центральная улица поселка носит имя Ленина, параллельно ей идет улица Молодежная. С нее-то и началась "водная" история.

— Вода приобрела сильный неприятный запах, — рассказывает местный житель Владимир Колодин. — Пить ее стало невозможно.

По словам Владимира Георгиевича, сначала они думали: если вскипятить воду, она станет пригодной для употребления. Однако когда жидкость из скважины дошла до точки кипения, от нее пошел еще более зловонный запах.

— Мы думали, если чай остудить, то привкус и запах будут не настолько резкими, — утверждает соседка Колодиных, жительница ул. Ленина Любовь Березовская. — Но бесполезно. Не помогал ни сахар, ни другие меры.

Испортившуюся в один момент воду пытались использовать для других нужд, но и этот опыт оказался неудачным.

— Думали, хоть мыться можно этой водой, — вспоминает Владимир Георгиевич. — Потом пожалели, что сделали это. В баню зайти нельзя, потому что запах стоит невыносимый. Пробовали стирать вещи — потом вся семья чесалась. Видимо, какая-то реакция пошла, когда в воду порошок добавили.

— Рискуем и моемся той, какая есть в скважине,— добавляет Любовь Березовская. — Каждый раз боюсь, что волосы выпадать начнут.

За месяцы с момента первого контакта с "мертвой водой" местных жителей "пятно" этой самой вонючей воды начало распространяться и дошло до улицы Ленина, захватило часть домов по улице Школьной. Теперь в зоне бедствия больше 20 домов. И, судя по всему, зараза не собирается останавливаться.

Ядовитый коктейль

Как выяснили местные жители, скорее всего, причиной отравления подземных вод, и вместе с ним скважин, являются развалины совхозного склада.

Там, где сегодня находятся огороженные заботливыми собственниками земельные участки и новые дома, 20 лет назад находились подсобные помещения совхоза им. Калинина. В их числе был склад, где местный агроном хранил ядохимикаты для обработки земли и борьбы с вредителями. Как и многие другие хозяйства, в конце 80-х—начале 90-х совхоз пришел в упадок.

Сегодня, спустя 20 лет, никто не может сказать с точностью, где проходили границы административной земли, которая значилась за совхозом, а главное: где, хотя бы примерно, находился тот злополучный склад, который, как утверждают местные жители, в свое время снесли бульдозером и здесь же захоронили находящиеся в нем ядохимикаты?

Версии о несанкционированном захоронении придерживается и бывший ветеринар, работавший когда-то в совхозе, Александр Савельевич Андреев.

— Там хранились гронозан, фосфид цинка, аммиачная селитра, аммофоска, дуст, гексохлоран, — рассказывает бывший ветеринар. — Очень опасен фосфид цинка — это яд. Этим препаратом раньше травили мышей и крыс. В гронозане содержится ртуть, им обрабатывали, как правило, пшеницу. Какие-то препараты теряют свои свойства с годами, а некоторые из них могут быть опасны и сегодня.

Все перечисленные ядохимикаты очень опасны. А в таком перемешанном виде, в каком они попали в подземные воды, они превращаются в адский коктейль. Однако ни местные власти, ни Роспотребнадзор интереса к проблеме пока не проявили.

— Мы обращались к районным властям с этим вопросом, брали пробы воды, и, как ни странно, заключение гласило, что вода пригодна к употреблению, — говорит Владимир Колодин. — Правда, никакого письменного заключения по этому поводу мы не видели. Просто на словах сказали: годна, — и все тут! Пейте люди — ничего опасного нет. Некоторые соседи писали в Роспотребнадзор, но и оттуда — ни ответа, ни привета.

Место захоронения не нашли

Чтобы пролить свет на эту историю, люди готовы были идти на любые меры. Так, инициативной группой из числа местных жителей был найден тот самый водитель бульдозера, который и сровнял с землей склад с ядохимикатами. В прошлом году бывший сотрудник совхоза, который сделал, собственно, то, что ему приказали, отметил свое 80-летие.

— Понятно, что он не смог с точностью вспомнить, где это было, — сетует Валентина Андреева, дом которой находится буквально в нескольких десятках метров от злополучного склада. — Мы даже готовы сами нанять технику, которая бы смогла вскопать снова то место, чтобы обнаружить те самые химикаты, но не знаем главного: где нужно копать и на какую глубину. Да и вообще, будет ли это иметь какой-то смысл, если вода уже заражена?

Утверждать то, что в воде действительно содержатся остатки вышеперечисленных пестицидов, корреспондент "Номер один" не может. Для этого необходимо провести исследования воды. Но в качестве версии по поводу испортившейся воды жители Вахмистрова выдвигают только одно — нарушение порядка утилизации ядохимикатов.

— Как гласит поговорка, "вода дырочку найдет", и не сегодня, так завтра, ядохимикаты все равно попали бы в грунтовые воды, — считает Любовь Березовская.

— Я не знаю, почему не бьют тревогу наши районные власти, — недоумевает Владимир Колодин. — Пятно зараженной воды становится все шире. Скважины все находятся на разных глубинах — от 6 до 12 метров, и у всех моих соседей уже аналогичная ситуация. Между прочим, до Селенги — около 800 метров. Эта вода может попасть и туда.

^