23.06.2004
Знаменитые разведчики рождаются редко. И тем примечательней, что у Бурятии такой человек есть. Уроженца Тарбагатайского района Георгия Мордвинова в истории советской разведки ставят в один ряд с Зорге и Абелем. К сожалению, Бурятия по сию пору ничего не знала о нашем выдающемся земляке. А Георгием Ивановичем Мордвиновым надо гордиться. Мы узнали о нем, можно сказать, случайно. Не надеясь особо на успех, мы отправили письмо в службу внешней разведки РФ с просьбой сообщить о наших земляках, защищающих интересы страны за рубежом. И нам пришел ответ: "К сожалению, с событий нескольких последних десятилетий еще не снят гриф "Секретно". Мы можем сообщить лишь о деятельности внешней разведки в первой половине 20-го века". К 63-летию начала Великой отечественной войны мы публикуем материал о нашем земляке — неизвестном бойце невидимого фронта.
Сирота бурнашовская
Он родился в самом конце 19 века, в 1896 году. Место рождения — Тарбагатайская волость, деревня Бурнашово. Отец нашего героя имел бедняцкое хозяйство, но потом забросил его и нанялся на винокуренный завод местного купца Кобылкина рабочим. Георгий хлебнул лиха с самого детства. Когда ему было семь лет, отец неожиданно скончался. Маму свою мальчуган вообще не помнил — она умерла, когда ему было два или три года. Георгий и его младшая сестренка остались круглыми сиротами. Выживать было трудно, но мальчик выжил и сестру не бросил. Обитал на винокуренном заводе, топил зимой там печь, ухаживал за собачьей сворой, помогал в мастерской, на кузнице. Чем только не довелось заниматься — был мальчиком-учеником в магазине, на чугунолитейном, стекольном заводах. Потом Георгий оказался в Чите — подручным слесаря. Там Мордвинова досрочно призвали в армию. Курс молодого бойца уложился в три месяца муштры. В России гремела мировая война. Тарбагатайского парня, прекрасного наездника, с пластунской ротой бросили на фронт, в сибирский стрелковый полк. В общей сложности ему довелось участвовать в двух мировых войнах!
Список операций, осуществленных Мордвиновым, длинный. Он добивался незаурядных результатов на протяжении всей работы, с самого начала, когда смог проникнуть в штаб подпольной организации белых и вскрыть подготовку вооруженного восстания. Постепенно он стал большим специалистом по работе в тылу врага. Именно его командование перебросило в тыл японцев для формирования китайского и корейского партизанских отрядов, которые охраняли советскую границу от диверсий из Маньчжурии. Командуя ими, советскому разведчику удалось подчинить своему влиянию около трех тысяч хунхузов.
За работу в контрразведывательных органах на Дальнем Востоке и в Крыму трижды награждался именным оружием, а также ценными подарками.
Но окончательно — не контрразведка, а внешняя разведка — его судьба определилась в 1930 г. С детства Георгий Мордвинов мечтал получить образование. Мечта сбылась — он закончил китайский факультет Института востоковедения. Судьба навсегда связала его с Востоком. Начало тридцатых провел в постоянных командировках в странах со сложной агентурно-оперативной обстановкой — Монголии и Китае. Под именем Крылова разведчик почти пять лет провел в Монголии, где в том числе организовал монгольскую пограничную службу.
По лезвию турецкого кинжала
Самый драматический период его жизни пришелся на вторую мировую. Ситуация на международной арене быстро ухудшалась. Нашего земляка отзывают с оккупированных территорий, где он организовывал партизанское движение. Опытного разведчика-востоковеда направляют на работу за рубеж, в Турцию. Там разворачивалось активное сотрудничество британской и советской спецслужб. Ими был разработан секретный план действий. Мордвинов принимал непосредственное участие в его реализации.
Прибыв в Стамбул в октябре 41-го, Георгий Мордвинов возглавил местную резидентуру. В СССР шел тяжелейший период войны. Официально разведчик был вице-консулом Георгием Павловым. Традиционное прикрытие для работников спецслужб. Такая же "легальная" резидентура НКВД действовала в Анкаре, были посты наблюдения в приграничном Карсе. В Турцию одного за другим командировали маститых советских разведчиков. На турецкой территории надо было устроить активный саботаж против судоходства Германии и ее друзей, особенно против нефтеналивных судов. Но главное — военно-политическая информация. Центр требовал сведений.
Турция стояла на грани вступления в войну против Советского Союза. За несколько дней до нападения Гитлера на СССР турецкие власти подписали с Германией Договор о дружбе. С Советским Союзом турки пока держали нейтралитет, но миллионную армию у советских границ поставили. Это крайне беспокоило Москву. Английские и советские разведчики общались в Стамбуле под покровом повышенной секретности, помогали друг другу устанавливать связи, перебрасывать агентов на Балканы и т.д.
Работать было сложно — турецкие спецслужбы всеми силами блокировали деятельность советской разведки. Но все равно оперативные мероприятия велись и давали сведения о военных намерениях Турции, действиях турецких войск на границе СССР, об активности в стране абвера и СД. В Москву также уходила информация о связях разведок США и Великобритании с представителями турецких спецслужб и агентами Берлина.
Загадочное покушение на посла
Через несколько месяцев стамбульской работы Мордвинова в Турции произошло одно из загадочных событий Второй мировой. Покушение на германского посла в Турции, экс-канцлера Франца фон Папена. Зуб на фон Папена имели многие. Даже Гитлер, т.к. тот был его политическим оппонентом. Но чаще всего покушение связывают с именно с нашим земляком. Подозревают, что это была спецоперация по устрашению фон Папена.
Взрыв прогремел в феврале 42-го, когда канцлер с женой совершал утреннюю прогулку по бульвару Ататюрка в Анкаре. Кто стоял за терактом, неизвестно до сих пор. В 17 метрах от посла взорвался молодой парень. Место теракта, дипломатические учреждения СССР, немедленно оцепила жандармерия. Началась бурная антисоветская кампания. Был совершен налет на дипкурьеров, обстановка накалилась до предела.
Взрывное устройство оказалось безоболочным, осколков не было, да и посол был слишком далеко. Погибший "шахид" был болгарским нелегалом с поддельным турецким паспортом. Вполне возможно, что дипломата действительно хотели испугать. Возможно также, что "шахид" случайно взорвался, не дойдя до намеченной цели. В группе Мордвинова, кстати, имелся специалист по взрывотехнике.
Тогда в Турции пришли к выводу, что здесь сработали советские службы. Мордвинова-Павлова и еще одного сотрудника резидентуры арестовали. Следствие не смогло доказать причастность советских граждан к теракту, но суд все равно дал каждому двадцать лет тюрьмы. Позднее срок сократили до 16,5 лет. В руках турок забайкалец держался мужественно, не предал ни страну, ни товарищейразведчиков. Несколько лет в дикой турецкой тюрьме не сломили Мордвинова. Посольство СССР годами безуспешно пыталось освободить разведчика, но турки помиловали его только в 44-м.
Арест главы стамбульской резидентуры и антисоветская кампания нанесли тяжелый удар по разведывательной сети. Резидентуры по всей Турции были вынуждены свернуть свою деятельность.
Свои ударили в спину
Тюрьма подорвала здоровье Мордвинова, итак ослабленное трудной жизнью. Но конец войны он встретил на задании в Германии. Ну а потом судьба забросила его в Забайкалье. Он возглавил разведку МГБ Читинской области. Вел разведку в Маньчжурии. В 1945—46 гг. Мордвинов был главным резидентом советской разведки в Харбине. Работал под прикрытием заместителем управляющего Китайско-Чунцинской железной дороги.
Изучая тот период, исследователи разведки выяснили, что нашего земляка хотели поставить во главе Иностранного отдела — который в структуре тогдашнего НКВД и являлся разведкой. Человеком Мордвинов был не только удивительно бесстрашным, но и крайне требовательным. Недругов у него хватало.
Во всяком случае, назначения Мордвинова начальником Иностранного отдела не хотели, видимо, многие, и в дело была запущена интрига. Его обвинили в растрате казенных денег. "Компромат" на своего начальника собрал его же собственный заместитель, истинной обязанностью которого был "пригляд" за резидентом. Компромат заключался в отсутствии расписки на восемь миллионов юаней, полученных резидентурой с опекаемых фирм и переданных в специальный фонд.
Мордвинова отозвали в Москву, им занялось специальное инспекционное управление. Правда, по мнению исследователей судьбы Мордвинова, растрата никого не интересовала, надо было нейтрализовать его как кандидата на пост главы советской разведки. Около трех лет, пока шло следствие, Мордвинов всюду ходил с браунингом под мышкой и спать ложился тоже с ним — чтобы в случае, если станут арестовывать, застрелиться.
Спецзадание от Ленина
Среди операций, осуществленных нашим земляком, есть одна уникальная. Он выполнил прямое задание Ленина. Здесь, наверное, впервые проявилась его беспредельная отвага, смекалка, сила духа.
Шел 1920 год. Страну, раздираемую гражданской войной, наводнили иностранные войска. Пользуясь расколом, играя на противоречиях белых и красных, иностранцы заняли значительные территории России. Ленин решает направить командующему японскими войсками письмо с предложением начать переговоры о выводе войск. В то же время японцы и сами хотели покинуть России, поскольку на тот момент приоритетным для них был захват южных провинций Китая. Японцы и понятия не имели, что в Москве решили не препятствовать их уходу, что вслед за отступающими частями не начнется военное преследование. Поэтому и важны были переговоры, письмо было крайне важно передать. Но кто рискнет доставить его? На фронте сложилась такая ситуация, что японские войска находились во второй линии обороны, а впереди стояли семеновцы и каппелевцы.
Письмо доверили передать молодому командиру красной армии Георгию Мордвинову, уже тогда начальнику разведки фронта. Он проявил недюжинную находчивость. Прикинувшись казаком Федоровым из семеновских частей, он смог добраться до японских позиций. Под дулом винтовки его обыскали, связали и отвели в карцер. А потом начались пытки.
Георгия долго били шомполами, выпытывая, откуда он взял письмо, подписанное самим предсовнаркома Лениным. Собрав всю волю, тот говорил одно и то же: "Я — белый казак. Был дома в прифронтовой деревне Посельской в отпуске по болезни. Напали красные, увели в заложники родителей и приказали отнести пакет и дождаться ответа".
Слова арестованного проверили. Федоровы из Посельской действительно были схвачены красными. Офицер был вынужден остановить пытки и вызвать командующего.
— Казак, а как ты вернешься? Ты знаешь дорогу назад?..
Разведчик понял, на чем хотят его поймать. Он действительно не знал дороги до деревни Посельской.
— Да я ж неграмотный, господа офицеры. Картам не обучен.
Через несколько дней Мордвинов получил пакет с ответом и доставил в свой штаб — японцы были готовы начать переговоры. Тем временем в отряде уже говорили, что молодой командир расстрелян японцами. Но слухи были ошибочными. Григорий Мордвинов проживет еще долгую жизнь и умрет в Москве в 1966 году, награжденный многими орденами и медалями.
Георгий Мордвинов был человеком высоких моральных качеств. В 1937 году он написал рапорт на имя наркома безопасности Ежова, в котором заступился за арестованного коллегу. В отставку разведчик вышел по болезни в 1949 году. За заслуги перед Родиной награжден Орденом Ленина, двумя Орденами Красного Знамени, Орденом Отечественной войны 1-й степени, многими медалями. Монгольским правительством награжден двумя Орденами МНР.
Вот таким он был, наш земляк из Тарбагатая, выдающийся разведчик России, служивший своему народу.
^