15.12.2011
В Народном Хурале дали старт кампании по ликвидации местного самоуправления.

На прошедшей 7 декабря пятой сессии Народного Хурала депутаты приняли решение об объединении двух маленьких сел в Джидинском районе. Как скажет впоследствии спикер Матвей Гершевич, этот момент является переломным — дальше объединения сельских администраций сел пойдут одно за другим.
На прошедшей 7 декабря пятой сессии Народного Хурала депутаты приняли решение об объединении двух маленьких сел в Джидинском районе. Как скажет впоследствии спикер Матвей Гершевич, этот момент является переломным — дальше объединения сельских администраций сел пойдут одно за другим.

Принципиальный вопрос

— Принципиальный вопрос для нашей республики. Это оптимизация, одним словом. У нас в районах очень много поселений, где есть руководящие органы, и какой смысл в этом у сел, которые находятся практически рядом? Мы приняли решение, что будем оптимизировать поселения в дальнейшем, — сказал Матвей Гершевич.

Это решение создает прецедент по дальнейшему административному укрупнению сел. Если раньше в двух близлежащих селах были свои органы власти, то дальше останется только в одном поселении. Конечно, с точки зрения властей, такое объединение принесет выгоду — сегодня два села, о которых шла речь на нынешней сессии, финансируются из бюджета на сумму в 2,3 миллиона рублей. После объединения можно будет ограничиться 1,7 миллиона. Правда, куда пойдет сэкономленное, никто не говорит. Вряд ли на развитие тех же укрупненных сел. Зато в "оптимизации администраций сел" видит большую опасность оппозиция. По мнению многих депутатов, после укрупнения меньшее село, скорее всего, попросту вымрет.

Дальнейшее уничтожение сел

С критикой принимаемого решения выступили представители всех оппозиционных партий. Одним из первых против этого решения высказался депутат Хурала от Джидинского района Сергей Пашинский, который сказал, что перед принятием решения депутатам нужно еще раз съездить и посмотреть села.

В ответ депутат от "Единой России" Чебунин, который, как оказалось, ездил в район для ознакомления с вопросом, довольно нелестно отозвался о жителях малого из объединяемых сел:

— В Цаган-Усуне население достаточно пассивное. Это бывшее подразделение железной дороги, там было сельскохозяйственное предприятие, которое дотировалось дорогой. Это, видимо, приучило их к пассивности, — сказал он.

Затем выступил председатель Совета депутатов Джидинского района Бато Доржиев. Он отрапортовал, что все формальные процедуры пройдены, и депутаты вместе с населением обоих сел высказались за объединение.

На что лидер КПРФ Вячеслав Мархаев тут же отреагировал заявлением: "Да знаем мы, как власти района проводят сходы, как продавливают решения, которые им выгодны".

— Что это за законодательство, которое позволяет уничтожать села? —задался вопросом Вячеслав Мархаев. — То, что сегодня умирает село, я думаю, ни для кого не новость. Тем не менее во многом мы как законодатели прилагаем руки к этому развалу. Ни на одной встрече я не слышал, что село живет самодостаточно. Непонятна для меня настойчивость джидинцев по дальнейшему уничтожению сел. 46 деревень исчезло у нас в Бурятии, куда еще дальше?

Сэкономили 600 тысяч

По нашим сведениям, жители меньшего Цаган-Усуна, мягко говоря, недовольны процессом. По словам жителей села, они еще помнят те времена, когда за любой бумажкой приходилось ездить в Енхор. Даже забив корову, им нужно было ехать за справкой в большее село, где официальная власть. А оно находится, ни много ни мало, в двенадцати километрах от Цаган-Усуна. Гораздо ближе им доехать до поселка Наушки, который находится в другом направлении на расстоянии в несколько километров.

Еще более категорично высказался лидер ЛДПР в Бурятии Игорь Бобков: "Сейчас вы хотите это село прикончить, я так понял". Далее он попросил отказаться от "порочной практики уничтожения малых сел". По его словам, он сам живет в малом селе Красноярово в Иволгинском районе и знаком с проблемами не понаслышке:

— Власть, администрация села, пока она там есть, пытается организовать народ на какие-то действия, — сказал Игорь Бобков. — Села эти по своей сути — спившиеся села, которые живут в основном за счет пенсионеров. А мужчины, извините за выражение, — люди глубоко пьющие. Поэтому нельзя нам власть оттуда убирать, потому что села закончат свое существование, и территория будет обезлюжена.

Депутат Сергей Пашинский подтвердил свое мнение не объединять села:

— Я понимаю озабоченность моих коллег в связи с объединением, — сказал депутат. — Изучив ситуацию, я прихожу к выводу, что объединение не нужно. На прошлой сессии у меня было мнение, что при объединении будет легче управлять селом. Но теперь я считаю, что лучше не станет. Мое мнение: не нужно объединять, не нужно экономить эти шестьсот тысяч.

В итоге Сергей Пашинский попросил Матвея Гершевича снять вопрос и не голосовать по нему. Но руководство Хурала к нему не прислушалось.

Молчаливое большинство

— Мы на сто процентов уверены, что село не исчезнет. Мы не объединяем села, мы объединяем администрации, — попытался объяснить ситуацию представитель района Бато Доржиев. На словах его поддержали лишь несколько депутатов. Одним из них был Вячеслав Ирильдеев, который призвал Хурал не решать за руководство района:

— Мне непонятно, почему местные власти должны согласовывать это решение с нами, — сказал он. — Если мы сокращаем должности, заработную плату, я не думаю, что из-за этого село развалится. Может быть, менеджер из соседнего поселения сделает больше полезных дел. Я считаю, что нужно поддержать местную власть, если мы уважаем ее, если планируем создавать цивилизованное государство.

Несмотря на то, что большинство выступавших были против объединения, при голосовании все же победило молчаливое большинство. Оптимизация сел началась.

Владимир Сергеев, "Номер один".
Социальные комментарии Cackle
^