02.02.2012
Рассказ про Италию. Не про Колизей, музей Ватикана и Фонтан ди Треви, не про мосты Венеции, и даже не про Данте Алигьери... Рассказ про простую, не музейную Италию, про жизнь обычных людей и их взаимоотношения между собой.

Честно скажу, оказавшись в первый раз в Европе, я выискивал в итальянской благополучной жизни следы той разрухи, которую показывают по федеральным каналам. Искал замусоренные улицы, которые не убирают редиски-мусорщики, искал разбитые дороги, которые не чинятся коррумпированными мафиозными чиновниками и т.д. Думал увидеть толпы хулиганов-анархистов, которые будут громить витрины магазинов и многочисленных мигрантов, притесняющих местных.

Из всего этого я высмотрел лишь мигрантов. Хотя вру, может они все и итальянские граждане, но все-таки явно не вписываются в местную картину. Не по внешности, нет. Иного араба было очень сложно отличить от итальянца. Они сильно отличаются своим поведением – ходят группами, не такие вежливые и везде, где только можно раскладывают свои «товары».

На тротуаре обзорной горы во Флоренции, например, лица африканской наружности раскидывают скатерти и выкладывают туда какие-то сумки, и еще кучу всякой мелочи. Ни разу не видел, чтобы к ним кто-то подходил и покупал чего-нибудь, но говорят, что берут. Дело в том, что в Италии, также как и в России, а может и больше, принято быть модными. Поэтому многие девушки, не имея возможности купить настоящую сумочку от «Гуччи» или «Дольче Габбана» сознательно приобретают их поддельные копии у уличных торговцев.

Хорошие и общительные итальянцы

Натуральные итальянцы показались мне сначала до ужаса все хорошими. Другого слова не подберешь. Уж очень они добросердечные да участливые, да очень охотливы до поговорить…. Один раз мы с моей подругой Джулией, которая была для меня и переводчиком, и гидом, и ценителем итальянской кухни были в какой-то церкви, с виду очень старинной. Я попросил ее спросить у старика священника, в каком году она была построена. Лучше бы не просил, или она не спрашивала! 

IMG_9679.jpg

Старик, видимо обрадовавшись, что нашел таких любознательных прихожан, начал какой-то длинный монолог, который лишь изредка прерывался вопросами к Джулии. После ее лаконичного ответа, он продолжал свою речь. Я подумал, что он так многословно рассказывает об истории церкви. В конце концов, мне стало скучно стоять и слушать довольно-таки резвую итальянскую речь, и прошелся по церкви.

Через некоторое время я вернулся к ним, старик продолжал рассказывать свою сагу. Я понял, что если не хочу оставаться здесь до утра, мне нужно вмешаться. Демонстративно посмотрев на часы, я сказал Джулии по-русски, чтоб она остановила словоизвержение священника. Ей это с тринадцатой попытки все же удалось, и мы, наконец, вышли из церкви. Оказалось, что священник вкратце рассказав историю церкви (дату основания он, кстати, не знал), перешел на повествование своей жизни, видимо, очень интересную и насыщенную. После такого опыта, я больше ни у кого не просил рассказать про церковь.

Или другой пример, спрашиваешь у простого прохожего, мол, где находится улица Ленина, или в их случае, какая-нибудь Виа Гарибальди. У нас что ответят? В лучшем случае махнут рукой «вон туда, мол, иди». А так, постараются быстрее пройти мимо, чтобы не привязался. Или может, именно мне попадались такие люди? Итальянцы же объяснят все основательно, и сколько метров, и после какого именно светофора, и какие там хорошие есть ресторанчики и т.д. Попутно, как мне казалось, они успевали также рассказать часть своей биографии.

Дяди Васи, торгующие пирожками.

Другим свойством, вытекающим из этой общительности и некоторой оптимистичности является всегда хорошее настроение у официантов. На лицах у них нет прилепленных масок с искусственными голливудскими улыбками. Они реально смеются, шутят с посетителями, при этом, продолжая энергично делать свое дело. Кстати, встретили в нескольких ресторанах русских официанток, которые были даже более жизнерадостны и общительны, чем итальянцы.

В Бурятии также сложно представить, чтобы какой-нибудь дюжий мужик стоял за прилавком и делал всем собственноручно хот-доги, грел чай и т.д. Ему бы, наверное, сказали, чтобы он шел поднимать целину или орудовать кувалдой. В Италии это в порядке вещей. Наоборот, мужчин за прилавками я встречал гораздо чаще, чем девушек. Не молодых подрабатывающих парней-студентов, а именно стареющих, зачастую толстых мужчин. Причем, они также всегда в хорошем настроении, очень любят, как я понял, пошутить и поболтать.

Но что еще более удивительно, хорошее настроение почти всегда бывало и у продавцов в магазинах и кассиров в супермаркете! Это настолько невероятная вещь для Бурятии, что я присмотрелся к этому факту отдельно. И нашел тому объяснение…

Сиеста, как причина оптимизма?

Сейчас я расскажу настолько крамольную для Бурятии вещь, что работники наших супермаркетов будут рыдать от зависти. У них супермаркеты закрываются на обед! Причем, не на час или полтора. А на цельных два с половиной часа! С часа дня до полчетвертого, а потом полностью закрывается уже в семь с половиной. Я был уверен, что мне никто не поверит, поэтому специально сфотографировал это чудо из чудес. А в воскресенье так вообще, сокращенный рабочий день, и супермаркет открыт лишь с полдевятого до двенадцати тридцати! 

IMG_8668.JPG

В наших же супермаркетах суровые кассиры, мерчендайзеры и охранники несмотря ни на какие воскресенья и праздники, работают больше половины суток, чем возможно и объясняется их усталый и раздраженный вид. К слову, охранников, ни с веселыми, ни с угрюмыми лицами, ни вообще никаких в «ихних» супермаркетах я не заметил. Может, они просто умеют хорошо прятаться?

Да и вообще, как было видно, итальянцы не сильно обременяют себя работой. Закрываются на обед и заведения общепита, нет ни одного круглосуточного магазина. Если загулялся до поздней ночи, единственным прибежищем усталых путников могут стать лишь вездесущие и вечные «Макдональдс». 

Конечно, еда в них не то, что рядом не стояла с изделиями итальянской кулинарии, их просто сравнивать невозможно! А уж по наличию в них витаминов и прочей полезности так тем более, но все же они как-то выживают. Считается, что итальянцы очень религиозный народ. И это правда, но их истинной религией является не христианство, а кухня. Можно до глубины души обидеть итальянского повара, если не выказал искреннее восхищение его кулинарными способностями. Да и не только повара, а рядовую домохозяйку. Мне было, поэтому, очень сложно, потому что я человек, мягко говоря, не особо эмоциональный. 

пьядина.jpg

Итальянская паста и бурятская тушенка.

Как-то раз в Болонье Джулия повела меня в местный, очень старинный ресторан «Траттория дель Россо» что на Виа Аугусто Риги (всем рекомендую, кстати), в который ходят кушать местные жители. Потому что там действительно очень вкусно. Мы взяли «Тальятеллу алла болоньезе» – это паста (лапша, перевод автора) с местным мясным соусом и пармезаном. Запивали все это великолепным эмилия-романским (или, как бы сказали итальянцы эмильяно-романьольским) красным вином.

После того, как все было съедено, Джулия спросила меня, как мне понравилось? Я ответил, что все было просто замечательно вкусно, и почему-то добавил про пасту, что по вкусу похоже на лапшу с тушенкой. Сам не знаю, чего я хотел этим сказать, но не оскорбить это точно. Сам я продукцию «БМП» очень сильно уважаю, и знакомые немцы были от нашей натуральной тушенки без ума.

Но сказал я это, и понял, что ляпнул полную глупость. Джулии не очень понравилось это сравнение. Если б я сказал такое повару, он бы, наверное, сразу выгнал меня с матами из заведения и занес мое имя в списки вечно не допущенных к ресторану, без права даже близко к нему подойти, чтобы нечаянно не уловить носом аромат готовящихся там блюд. Пытаясь хоть как-то сгладить впечатление, я вдвойне восхитился вином и вторым блюдом, которое состояло из мяса с соусом, и, правда, очень и очень вкусным. В этот раз я уклонился от каких бы то ни было сравнений, ограничившись одними эпитетами.

Трюфели и вино, собранное двумя девицами в Орвието

Основу итальянской кухни составляет, конечно же, паста. Но жители Апеннин настолько умеют разнообразить соусы, что она совершенно не приедается. В маленьком городке Орвието хозяйка гостиницы нам особенно рекомендовала ресторан «Антика Кантина» на Виа ди Кавур. Придя туда, мы заказали «Умбрикелли алла Норчина кон салсичча э тартуфо», что означает… впрочем, неважно, что это означает. Это была паста с сыром и трюфелями. Все-таки надо же попробовать трюфели, в самом-то деле! Тем более, что она здесь не такая уж и дорогая т.к. собирают ее на склонах местных холмов. Расслышав наш разговор, официантка спросила «парла руссо?», на что Джулия ответила «си!».

Оказалось, что официантку зовут Людмила, и что она приехала из Молдавии больше десяти лет назад. Немножко поговорив (в ресторане кроме нас никого не было) она ушла и принесла нам брускетте (что-то типа сэндвичей) бесплатно, чтобы мы не скучали, дожидаясь основного блюда. Поняв мое любопытство по поводу трюфелей, она также принесла их из кухни показать. На деле баснословно дорогие грибы оказались черным сморщенным комочком, с белой внутренностью и приятным ароматом.

К пасте с трюфелями Людмила порекомендовала не дорогие вина из других регионов Италии, а местное молодое белое вино. При этом она сказала, что собирают виноград для этого вина на каком-то склоне холма (Орвието находится на большом холме) две 28-летние девушки. Я уж приготовился к продолжению рассказа, в котором оказалось бы, что эти девушки – девственницы, и что они своими невинными руками собирают виноград на заре пятого дня какого-нибудь солнцестояния и т.д. Но Людмила не стала так далеко заходить.

Вино, впрочем, оказалось прекрасным, что отметила и Джулия, вкусу которой я вполне доверял. После ужина и заслуженных выражений признательности и восхищения за столь великолепную пищу, Людмила предложила нам печенье-сухарь «кантуччино» (или, как их называют в Умбрии – «тоццетто»), которое принято есть, макая в вино. Впрочем, подобная процедура понравилась мне не так сильно.

В завершении скажу лишь, что обслуживавшая нас официантка, женщина из Молдавии Людмила оказалась хозяйкой этого ресторана. Который кстати, был местом, где кушали звезды итальянской эстрады, кино и сцены при посещении Орвието. В доказательство на стенах были развешаны их фотографии с автографами. Так мы поняли, что мигранты не только торгуют поддельными сумками на тротуаре, но и становятся хозяйками ресторанов.

Зверей кормить запрещено!

В продолжение кулинарной темы стоит отметить традиционную «Фиорентину» во Флоренции. Обычно это большой кусок мяса, поджаренный с минимальным количеством приправ «с кровью». В большинстве ресторанов самый маленький кусок, который могут вам предложить весит один килограмм. Т.к. я один ни за что не осилил бы кило мяса (Джулия немножко равнодушна к нему) мы после долгих поисков все-таки нашли место, где оно подавалось более мелкими кусками.

Остается лишь добавить, что в Италии (возможно, и в остальной Европе) не принято обязательно кушать в поезде. В России граждане, сев на поезд, первым делом разворачивают свою снедь, приготовленную или купленную в дорогу. Если у соседа еды не оказывается, россияне вполне могут предложить ему ножку от курочки, пирожок, или конфеты.

Еще «железный канцлер» Бисмарк отметил эту особенность. Будучи в молодости послом в России, ему часто приходилось ездить на российских поездах. Он не был богат, поэтому брал билет второго, а то и третьего класса. В своих мемуарах он пишет, что однажды какая-то сердобольная старушка предложила немцу в поезде пирожок, увидев, что у того ничего нет покушать. Ей показалось, что будущий объединитель Германии настолько беден, что не может купить еды в дорогу, не догадываясь, что у того на родине никто так не делает.

Уже и Бисмарк, и Российская империя канули в лету, а традиции остались. В дорогу из Рима в Фриули мы взяли только апельсин и банан. Почистив апельсин, из-за чего по вагону разлился аромат свежего цитруса и, ловя взгляды некоторых своих соседей, я поинтересовался у Джулии, может нужно предложить им кусочек? На что она категорически возразила, сказав, что это будет выглядеть, по меньшей мере, странно. Она сказала, что есть, а тем более предлагать покушать в поезде посторонним людям у них не принято.

Вообще, в поезде всегда общительные итальянцы теряют это свое свойство. Когда вагон полупустой пассажиры стремятся сесть подальше друг от друга. Даже если билеты с местами, кассиры распределяют их равномерно по вагону, не трамбуя людей с одного конца. Я не удивлюсь, что если бы в вагон с местами билет купили три человека, кассиры бы посадили двоих в разных концах вагона, а третьего посередине. Такое поведение как-то совсем не вяжется с гиперобщительностью итальянцев, тем не менее, это так.

На улице.

С Орвието связан еще один случай, который также оставил приятное впечатление. Загулявшись до полуночи нам надо было возвращаться в гостиницу. Но т.к. фуникулер работал лишь до девяти, мы сели на последний автобус, съезжавший с холма. Из пассажиров нас было только двое. На предложение расплатиться в салоне (билет надо было покупать в любом киоске) маршрутчик ответил, что, раз мы последние в этот день пассажиры, то нам можно и не платить. К слову, проезд на городском автобусе стоит полтора евро, т.е. шестьдесят рублей…

Одной из особенностей улицы итальянского города является обилие маленьких, коротких наподобие «Тойоты Витц» машин, и плывущих над ними громадных городских автобусов. Больших джипов, помпезных длинных седанов и микроавтобусов очень мало. И что интересно, хотя улицы намного уже улан-удэнских, а машин как будто больше ни в какое время суток ничего похожего на пробку я не наблюдал. Может, это связанно именно с размерами машин? 

автобусы.jpg

Среди мини-автомобилей попадаются совсем уж микро. Так, очень много компактных «Смартов». Они прекрасно чувствуют себя на узких улицах Болоньи, Флоренции, Мантуи, Орвието и т.д. и настолько малы, что на парковке способны стать не вдоль движения, как полагается, а поперек. Т.е. ее длина не намного превышает стандартную ширину нормальных машин. Поэтому, чтобы выбраться из длинного ряда машин на парковке, ему не нужно проделывать особых героических усилий. 

IMG_9561.JPG

Надо сказать, что, приехав в теплую Италию, я – суровый сибирский парень простудился, хотя погода была прекрасная – солнечно, температура около плюс девяти. Горло у итальянцев, по-видимому, также крепче, чем даже у сибиряков. Это отчасти я объяснил тем, что они почти никогда пищу не запивают горячим чаем – либо холодной водой, холодной же колой, опять-таки холодным пивом или вином.

Даже кофе, ужасно густое и крепкое принято запивать холодной водой. Попробовав сие в качестве эксперимента, я зарекся повторять эту процедуру, испугавшись, что у меня покрошатся зубы от резкого перепада температуры. Зимой, хотя «зима» достаточно странная – температура около десяти градусов тепла, пальмы стоят зеленые, мандарины, лимоны и хурма, не собранные в ноябре еще висят перезрелые на деревьях, многие идут по улице и едят мороженное. Как говорится, все не как у людей.

Рассказывая о том, что пьют, едят итальянцы, какие они общительные и на каких машинах ездят, я не случайно не упомянул об архитектуре Италии. Потому что все это, по-моему можно увидеть и на картинках. Все эти римские развалины, Колизеи и амфитеатры, дворцы эпохи ренессанса и готические соборы, средневековые узкие улочки и дороги из брусчатки можно прекрасно посмотреть и на фотографиях. Отставив все это, я попытался передать то, что обычно остается за рамками туристических буклетов и повествований о прекрасной Италии. То, что и составляет современную итальянскую жизнь… 

IMG_9414.JPG

IMG_8320.JPG

IMG_8332.JPG

IMG_8670.JPG

IMG_0156.JPG

IMG_9060.JPG


Социальные комментарии Cackle
^