16.02.2012
14 февраля в Верховном суде прошло первое слушание по вопросу о законности продления своих полномочий Народным хуралом.

Честно скажу, идя на судебное заседание у меня не было цели и желания описывать все, что там будет происходить. Я всего лишь ждал, что может решение по этому вопросу будет вынесено в первый же день, ведь вопрос не особо сложный, свидетелей привозить и допрашивать не надо. Все должно было свестись к интеллектуальной словесной дуэли на предмет того, у кого окажутся крепче нервы и аргументы.
Но по ходу слушания желание описать все же возникло. Во многом благодаря тому, что в конце слушаний, когда судья объявила о переносе, начальник правового управления Народного Хурала Анна Ускова, которая представляла парламент, внесла судье ходатайство. Она просила судью, чтобы та запретила мне, корреспонденту газеты, использовать свои записи в написании статьи. Судья ответила ей, что заседание было открытое, поэтому запретить мне ничего она не может. Специально для юриста Народного хурала сообщаю, ее требование подпадает под статью 144 Уголовного Кодекса о воспрепятствовании законной деятельности журналиста. Наказывается, между прочим,  штрафом до 80 тысяч рублей.

Но и без этого требования представителя Хурала на заседании было достаточно интересно. Начать с того, что, по ее словам, для настоящего дела существенным было то, что представительные органы еще 20 регионов также изменили сроки своего переизбрания. Но семнадцать из них, как она сама же отметила, пошли на сокращение срока. И лишь в республиках Чувашия, Карелия, Бурятия и Еврейском автономном округе сроки были продлены. Кроме того, в республике Карелия, например, депутаты местного парламента увеличили срок своих полномочий на два месяца, но (!!!) в рамках одного года – года, в котором истекал срок их полномочий – с 8 октября на 4 декабря 2011 года. Т.е. они действовали всецело в рамках закона и конституции. Тогда как депутаты бурятского парламента продлили свои полномочия юридически на год.

Также в качестве существенного доказательства Анна Ускова сообщила, что закон о продлении был подписан президентом Республики Бурятия. «Народный хурал принял закон, президент на него вето не наложил и подписал. Если бы у стороны президента были какие-то сомнения, он мог наложить вето на принятие закона», - сказала девушка.

На что Алдар Эрдынеев поинтересовался, имеет ли значение конкретно для этого дела тот факт, что парламенты других регионов также изменили сроки полномочий, и что президент не наложил вето на закон. Как будто президент не обычный человек, и что в его аппарате сидят не обычные люди, которым иногда, очень редко, но все же свойственно ошибаться. Адвокат вновь заверила, что имеет большое значение, т.к. «в силу Конституции он мог наложить вето». Получается, что закон правильный, потому что президент не наложил вето. А президент не наложил вето, потому что закон правильный. Такая вот арифметика.
Социальные комментарии Cackle
^