23.02.2012
Его ждут в клинике имени Илизарова, где попробуют вернуть ему возможность дышать.
В одной из прошлых статей «Номер один» рассказал грустную историю восьмилетнего Максима Удовиченко из поселка Багдарин, который после сильнейшей травмы остался жив, но недвижим. Летом прошлого года Максима и его маленького друга, тоже Максима, сбил на полной скорости «КамАЗ», когда дети шли по обочине дороги. Второй Максим погиб, а Удовиченко чудом остался жив, но он полностью парализован.

Приговор

Вердикт врачей как приговор - разрыв мышц шеи, позвонков и почти разорванный продолговатый мозг, один миллиметр нервной ткани сейчас соединяет голову малыша и его тело. Этого недостаточно для того, чтобы мозг мог давать приказы дышать, двигать руками и ногами. Ребенку, по решению консилиума в Москве, за подписью главного детского врача России Леонида Рошаля, показана пожизненная терапия и использование аппарата искусственной вентиляции легких.
Восемь месяцев Максим и его мама провели в палате реанимации детской республиканской клинической больницы. Впереди была неизвестность. Несмотря на горячую веру матери, что ее ребенку обязательно помогут, спорить с врачами клиники, и тем более с именитым Рошалем, не представлялось возможным.
 
Мама решила везти ребенка домой в Баунт. Друзья и родные смогут навещать Максима, а там, глядишь, как-нибудь все наладится. Дома ведь и стены помогают, пусть даже это всего лишь стены районной больницы. Однако в больнице маленького таежного поселка Багдарин нет аппарата ИВЛ, а без него для Максима нет жизни.

Помощь близко

Ирина Александровна обратилась за помощью в известный благотворительный фонд «Подари Жизнь». Но так как фонд по уставу может помогать только детям с онкологическими заболеваниями, его сотрудники, директор Екатерина Чистякова и руководитель пресс-службы Яна Шарбунаева, перенаправили просьбу в фонд «Созидание», где и начался сбор на такой нужный для ребенка аппарат, стоимостью более миллиона рублей.

История мальчика также вышла на страницах нашей газеты и в сюжете телеканала «Тивиком». Основным призывом было - «Помогите Максиму вернуться домой». Жители Бурятии откликнулись сразу, на личный счет Ирины Алексадровны стали поступать деньги, так как, кроме аппарата ИВЛ, нужны были средства на специальный противопролежневый матрас, кровать и аспиратор.

Но кроме радости от того, что мир не без добрых людей, мама ребенка ощутила непонимание врачей детской республиканской клинической больницы. Врачи и работники республиканского минздрава искренне не понимали, зачем женщина обратилась в прессу, в фонды, к Путину и т.д. Зачем лишний раз тревожить систему и досаждать «приличным людям»?

Не прошло и пары дней, как главный врач детской больницы Аюр Бимбаев решил отправить Максима Удовиченко домой с аппаратом, на котором ребенок дышал все это время. Оказывается, это очень просто, только почему такое решение было невозможным до шумихи в прессе?

Ирина Александровна просила врачей немного подождать, пока придет новый аппарат, купленный фондом, он мобилен, с ним можно отправляться в дорогу, на что получила ответ: «Вы хотели домой? Я выполняю Вашу просьбу».

Жизнь в чужих руках

Дорога в Багдарин, по словам, Ирины Александровны, была тяжелой. В маленьком рейсовом самолете АН-24 нет условий для перевозки лежачего больного. Максим несколько часов летел на носилках, положенных прямо на пол. Из-за того, что больница так торопилась избавиться от сложного пациента и его мамы, мобильного аппарата вентиляции легких не было, всю дорогу сопровождающий реаниматолог делал дыхание вручную, методично сжимая и разжимая пластиковый мешок.

Из-за срочности переезда районная больница была не готова принять такого больного. В палату не был проведен кислород, врачи не знали, как обращаться с аппаратом ИВЛ, включили его на полную мощность и едва не разорвали ребенку легкие, мама успела выдернуть шланг. В довершении всех страданий вечером в больнице выключилось электричество, и пока свет снова не дали, дышал мальчик лишь благодаря пластиковому мешку.

Надежда есть!

Сейчас жизнь Максима понемногу налаживается. Мобильный аппарат ИВЛ уже куплен фондом «Созидание», на который жертвовали деньги люди со всей страны. В Бурятии на личный счет Ирины Александровны было собрано около ста двадцати тысяч рублей, на них уже купили аспиратор и специальный матрас.

Но на этом история маленького стойкого мальчика не закончилась. Ранее сестра Ирины Светлана, живущая в Улан-Удэ, направляла письма во все ведущие медицинские центры России. Посмотрев снимки и выписку Максима, откликнулись специалисты Российского научного центра «Восстановительная травматология и ортопедия» имени академика Гавриила Илизарова в Кургане.

По словам врачей из Кургана, ребенку будет сделано полное обследование, далее предстоит серия операций по восстановлению шейных позвонков, мышц, наращиванию продолговатого мозга и т.д. Возможно, он сможет самостоятельно дышать и даже двигаться.

У родственников Максима появилась надежда. Хотя расходы предстоят немалые. Несмотря на то, что сейчас рассматривается вопрос выделения квоты от Минздрава, этих денег будет не достаточно на все операции. Плюс проезд до Кургана и обратно, проживание около пяти-шести месяцев на время лечения и реабилитации, попутные расходы на лекарства и т.д.

Ирина Александровна сейчас находится в неоплачиваемом отпуске, зарплаты папы, работника лесного хозяйства, не хватит и на десятую долю будущих расходов. Семья Максима уже начала работу по сбору средств, в крупных торговых сетях города стоят ящики с просьбой помочь ребенку, сделать мечту реальностью.

Мы просим всех неравнодушных к судьбе этого мальчика откликнуться и также пожертвовать на его лечение.

Расчетный счет:

ОАО АК «БАЙКАЛБАНК»
Республика Бурятия, Улан-Удэ,
ул. Красноармейская, 28.
БИК 048142736
ИНН 0323045986
КПП 032601001 МРИ МНС №2
к/с 301018102000000000736
р/с 40817810400000000001

В назначении платежа указывается: «На картсчет – 40817810301000864977. Батышева Ирина Александровна.


Евгения Балтатарова, «Номер один».


Социальные комментарии Cackle
^