29.02.2012
В Улан-Удэ есть дом, жильцы которого до сих пор живут при коммунизме. Они имеют ордера на территорию чужой частной собственности и не платят за свет, воду и тепло. К тому же живут поселенцы на территории стратегического режимного объекта. Впрочем, тому, кто платит за это удовольствие, ситуация стала надоедать.
История дома по улице Хоринская, 1-38 началась в давние советские времена. Улан-удэнский авиазавод нуждался в пожарной части, которая и была построена рядом с заводом, возле самой проходной, являясь, по сути, частью производственно комплекса предприятия. Шли годы, и даже десятилетия. В обиход вошли понятия приватизация и частная собственность. Авиазавод к тому времени стал акционерным обществом, приватизировал свое имущество, включая здание пожарной части.

Ветер перемен пронесся мимо

Однако организационно здание находилось в ведении Федеральной противопожарной службы. Авиазавод против этого не возражал, поскольку ему эта служба была нужна. Впрочем, есть нюанс. С советского же прошлого в здании пожарной части, кроме кабинетов и боксов части, находилось и служебное жилье для пожарных. Вокруг них и разворачивается драма.

Руководство пожарной части в середине 2000-х годов подумало-подумало и начало выдавать эти квартиры своим работникам уже как постоянное, а не служебное жилье. Для подтверждения своих желаний оно обратилось в администрацию Железнодорожного района Улан-Удэ. Жилищно-бытовая комиссия района на редкость благожелательно восприняла идею и выписала несколько ордеров.

Замыслы пожарных и чиновников разместить на территории частной собственности каких-то жителей крайне удивила руководство завода. В 2005 году они подали иск в суд на администрацию Железнодорожного района: дескать, пожарные и мэрия раздают наши площади направо и налево, и это странно. К тому времени в судах уже понимали, что такое частная собственность. Было вынесено решение о незаконности раздачи ордеров. В результате квартирный вопрос пяти человек, которым были выданы ордера, оказался в правовом вакууме. Впрочем, авиазавод решил не трогать тех жителей и каких-либо действий по поводу этого жилья не предпринимал.

Однако у руководства пожарной части были дальнейшие планы по поводу жилых помещений. Как написано в документах: «После принятия данного судебного акта пожарная часть на основании решений жилищно-бытовой комиссии продолжала выдавать работникам служебные ордера на право пользования квартирами в указанном здании».

Таким образом, к началу 2012 года служебное здание представляло из себя помесь пожарной части и большого общежития, где прописаны 38 «хозяев», с семьями, детьми и прочими атрибутами оседлой жизни. При этом многие из прописанных здесь людей давно не работают в пожарной части.

Все бесплатно!

Фантастическая картина дополняется еще одним обстоятельством. Здание принадлежит авиазаводу, граждане проживают здесь вне правового поля, поэтому платить за коммунальные услуги жильцам не надо. Коммуникации -- свет, воду, тепло дает завод. Но деньги с людей он брать не может, поскольку между предприятием и жильцами нет и не может быть никаких договорных отношений.

Между тем, снижать себестоимость, оптимизировать расходы заводу предписано не только логикой, но и акционерами. Наконец очередь дошла и до коммунизма в пожарной части. Любому юристу понятно, что люди живут там вне закона. Любые разрешительные документы на проживание там бьются правом частной собственности. И авиазавод на проживание тех людей согласия не давал.

Тем не менее завод начал решать вопрос, и пока крайне осторожно. 17 февраля 2012 г. авивазавод выиграл в Арбитражном суде иск к пожарной части. Согласно решению суда, пожарные более не вправе предоставлять собственность завода во владение третьим лицам. Что касается судьбы жителей, то «Номер один» получил от пресс-службы завода следующий  комментарий:

-  Затраты на содержание помещений (коммунальные услуги) продолжает нести собственник - ОАО «У-УАЗ». При этом жильцы не компенсируют затраты завода в установленном законом порядке. Но следует отметить, что указанное решение суда не затрагивает прав граждан на проживание в жилых помещениях. Использование в дальнейшем данных жилых помещений будет определяться МЧС и ОАО «У-УАЗ» в рамках правового поля.

В переводе на обычный язык это означает следующее: если пожарная часть или МЧС не предпримут каких либо шагов для урегулирования ситуации, то следующие иски уже возможны непосредственно к жителям, которые расположились там. Ровно те же намеки можно всецело отнести и к мэрии Улан-Удэ. Ведь это один из районов города когда-то непостижимым образом начал давать согласие на выдачу ордеров на собственность авиазавода.

Виктор Золотарев, «Номер один».



Социальные комментарии Cackle
^