26.04.2012
Корреспондент «Номер один» стал волонтером на поисках Доржо Шойдорова.
В понедельник в 17:00 координатор Константин Пустырев раздал волонтерам задание пройтись по окрестностям улицы Приречная. Сегодня добровольцев всего двое. Начиная с первого дня поисков мальчика, волонтеров было 205, затем 85, потом 30 и 10. То есть с каждым днем количество участников поисков заметно уменьшается.

- Но все-таки хочется верить в лучшее. Может быть, какая-нибудь бабушка, которая не смотрит телевизор, приютила его, и сейчас он у нее, - говорит волонтер Надежда Соколова.

Получив наставления от Константина – пройтись по территории, заглянуть в колодцы, между гаражами, в ямы, в общем, везде, куда возможно заглянуть, и опросить людей. Идем на поиски. Кстати, как рассказали волонтеры, так как пропажу мальчика широко осветили во всех СМИ, сразу же возникли разные слухи. Существует версия о том, что ребенка уже нашли мертвым.

Это подтверждают наши первые опрошенные. Как оказалось, в «курсе событий» сейчас даже городские бездомные. Бомжи, живущие в колодце, очень удивились «Как!? Он ведь утонул! Его же в речке нашли недавно!»

На самом деле ребенок еще не найден. Эти слухи -- последствия «шумихи» вокруг пропажи ребенка. В милицию по поводу Доржо Шойдорова поступало много звонков о том, что якобы ребенка видели. А на деле оказывалось, что либо это был не тот ребенок, либо в реальности никто никого и не видел.

Погода совсем не располагала к поиску. Во-первых, было сыро и холодно, во-вторых, из-за снега качество поиска значительно снижается. То есть на берегах реки, где, по моему мнению, искать нужно в первую очередь, тело ребенка вполне можно было и не заметить.

Заходим в подъезд, беспокоим целующуюся парочку, показываем листовку. Молодые люди мотают головой: «нет, не видели». Повстречавшаяся нам милая девушка Вероника рассказала, что сама постоянно изучает прохожих детей, надеясь отыскать среди них Доржо.

- У меня у самой детки, я понимаю, как это страшно. Каждый день прохожу вдоль речки, высматриваю этого мальчика, но ни разу его не видела, – рассказала девушка.

Во всех квартирах, в которые мы стучались, знают о пропаже этого мальчика. Все так или иначе слышали об этом случае. Некоторые даже раздражались.

- Да не видела я его! И так листовки на каждом углу расклеены. Если б видела, давно позвонила бы! - прикрикнула на нас пожилая женщина.

О пропаже Доржо столько уже говорили, что его, наверное, узнает девяносто процентов жителей нашего города. Пообщавшись с десятками незнакомцев, я поняла, что, окажись мальчик даже не на самой оживленной улице города или просто попадись кому-либо из взрослых на глаза, его тут же узнали бы. Все, буквально все, к кому мы подходили, сразу же узнавали мальчика на фото.

- Слышала, слышала про это. Я вот буквально сегодня вспоминала об этом, думала, нашли его или нет, - подтвердила мою точку зрения, открывшая нам дверь женщина.

Волонтерство - это по-настоящему благородное занятие, и не каждый решится тратить свое время и силы, чтоб поддержать безвозмездную общественную инициативу. Например, доброволец Баир Доржиев не пожалел на это мероприятие свои законные выходные.

- Я когда сюжет увидел, подумал, что раз ребенок страдает аутизмом, то далеко от дома все равно не уйдет. Но когда узнал, что его так и не нашли, то решил подключиться к поискам, - объяснил Баир.

Вверенный нам участок мы просматривали два с половиной часа. Львиная доля времени ушла на безрезультатный опрос жильцов и прохожих. Самое удивительное, что многие, как оказалось, не просто знают о пропаже ребенка, но и «тоже его ищут».

Остальное время ушло на то, чтобы заглянуть в колодцы, подвалы, пройтись по берегу реки, залезть на открытые чердаки домов. За время безрезультатных поисков мы замерзли и устали, однако волонтеры не потеряли надежду найти ребенка и пообещали продолжить поиски на следующий день. Волонтер Михаил Буинов даже отложил ради этого поездку в другой город. Последняя опрошенная нами девушка оказалась майором полиции. Возможно, мне показалось, но то, что мы волонтеры, ей не понравилось.

- Мы сами его ищем! А ваша работа в чем заключается? Вы просто ходите и опрашиваете всех, и все, – с нескрываемым высокомерием спросила майор.

Наверное она также придерживается того мнения, что опрос - это пустая трата времени.

Но волонтеры тем не менее не стоят на месте и ищут новые пути поиска ребенка. Как рассказал Константин Пустырев, в ближайшее время волонтеры планируют обратиться за помощью в разные структуры власти. В списке тех, кого общественники хотят подключить к поискам, даже такие учреждения, как Роскосмос и Министерство обороны.

- Мы, конечно, сомневаемся, что удастся их подключить к работе, но в том случае, если бы они согласились поучаствовать, ребенка можно было бы найти через космический спутник, - считает Константин Пустырев.

Ирина Ревенская, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^