10.05.2012
Переназначение Вячеслава Наговицына случилось как первый снег в ноябре. Его ждали, предполагали, но оно ударило внезапно и доставит кучу проблем участникам процесса. Главе Бурятии выдали на руки самый худший из вариантов, и теперь он будет работать с ним следующие пять лет.
На распутье

К майским праздникам любопытствующая общественность обсуждала три варианта карьеры Вячеслава Наговицына. Отъезд в Москву на федеральную работу в ранге министра или заместителя оного, выборы главы Бурятии в октябре 2012 года или досрочное переназначение.

Первый вариант предполагал скорое убытие г-на Наговицына и пожелание ему успехов. Вместе с тем, он оставлял Бурятию в несколько ошарашенном виде – привычный фаворит от Кремля исчезал, что давало возможность до осенних выборов раскладывать политические пасьянсы с какой угодно фантазией.

Предполагаемые выборы в октябре 2012 года были менее интригующей темой в умах интересующихся политическими процессами. Действующий командир с не слишком афишируемой, но очевидной поддержкой населения без больших форс-мажоров побеждал бы конкурентов. И все жили бы «долго и счастливо» – следующие пять лет.

Самым неудобным для Вячеслава Наговицына был вариант переназначения. Еще пять лет называться не «избранным всенародно», но ставленником Кремля при повсеместной выборности коллег – довольно плохое подспорье. Именно так и поступили с действующим президентом Бурятии. Владимир Путин и Дмитрий Медведев «впарили» Бурятии такую модель, несмотря на очевидные будущие политические проблемы лично у Вячеслава Наговицына.

Причины неясны

Вероятно, у Кремля были резоны так поступить. Но всей правды – что произошло в первую майскую неделю 2012 года – в отношении Бурятии и Наговицына мы никогда не узнаем. Все отделаются дипломатичной нудятиной. Но, возможно, в Москве посчитали местную оппозицию невеликой. Дескать, Вячеслав Наговицын вполне способен выслушивать время от времени тезисы о своей неполной легитимности последующие пять лет. Мужик вроде крепкий – переживет. Политический караван в республике выстроен, поэтому пойдет в путь даже под умеренный оппозиционный лай.

Также не исключены опасения Москвы в части концентрации демократических процедур в короткий промежуток времени (в течение полугода) на отдельно взятой территории. Тут вам и невиданное зрелище в виде определения личности сити-менеджера столицы региона в декабре. Здесь же еще и очевидно рискованные для действующей власти выборы в Народный Хурал. Если к этой чехарде добавить еще и всенародное избрание главы региона. Да еще с отставкой и последующим назначением всех министров правительства – не перебор ли?

Гадать можно долго, однако что случилось, то случилось. Вячеслав Наговицын скоро в очередной раз присягнет Бурятии.

Второй подход

Теперь встает другой вопрос, более насущный. С чем пойдет Вячеслав Наговицын на второй срок? Недавнее послание, озвученное в Народном Хурале, вообще не дает ответов на этот вопрос. Ровно так же, как и другие заявления президента в последние месяцы. Они касались рутинной работы правительства – улучшить, углубить, наверстать, изменить. Вполне нужные, но приземленные цели. От высшего чиновника к своим подчиненным.

Между тем, на этот раз у Вячеслава Наговицына года-двух в запасе, как в первом сроке, уже не будет. Скидку на эффект неожиданности внезапного появления никто не даст. И это на фоне естественной усталости от лицезрения одного и тоже главного лица. Синдром второго срока никто не отменял.

Также уже разыграна карта узнаваемости региона, Байкала и прочих имиджевых дел. Население вполне успело порадоваться юбилейным праздникам, визитам главных лиц страны и прочим светским карнавальным утехам. Но эффект новизны идеи пропал. Что дальше? Чем дальше влюблять в себя дотационный регион с массой социальных проблем, некоторые из которых не получится решить и в три срока?

И ведь надеяться на искренние симпатии по причине локальных успехов программы социально-экономического развития утопично и безосновательно. Достижения в виде количества построенных детских садов легко бьются высокими коммунальными платежами, а отчетные успехи миллиардов инвестиций в Бурятию - продолжающимся административным гнетом среднего и малого бизнеса, к примеру. В ответ на успехи население всегда найдет, что предъявить главе региона.

Нужна идея

В общем, Вячеславу Наговицыну во избежание потери популярности необходима региональная идея. Пусть сначала он сам себе ответит на вопросы – зачем мы здесь живем, зачем мы нужны Федерации, в какую сторону мы двинемся в ближайшие годы как общность, а не экономический субъект? Вполне вероятно, он сможет это сформулировать на доступном, для большинства граждан, языке.

Если старый-новый глава доходчиво втолкует свое понимание будущего региона почти миллиону своих подопечных, то у него появляются определенные перспективы. В том числе, остаться для Бурятии не только малопонятным широкому кругу «высокоэффективным менеджером», но и реальным лидером республики. Тогда и переназначение забудут быстро, и словом не попрекнут в недостаточной легитимности.

Но это крутой вызов. Прежде всего для Вячеслава Наговицына как для человека. Всю жизнь он был технократичным менеджером-управленцем (пусть и высокого уровня), но никак не примерял на себя роль народного лидера. И он или будет вынужден примерять эту роль, или уйдет в историю как президент несбывшихся надежд для Бурятии.

Виктор Золотарев, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^