17.05.2012
Ирину Дацко, героиню  нашумевшего выпуска "Пусть говорят" на Первом канале, привезли в Улан-Удэ для обследования. К сожалению, врачи констатировали, что мозг девушки всё- таки мёртв.

Напомним, что в среду, в  вечернем эфире  ток- шоу "Пусть говорят" Андрей Малахов рассказал шокирующую историю трагедии молодой 21- летней девушки из Бурятии Ирины Дацко. Полтора года назад её избил муж, с тех пор девушка в коме. Фотографии Ирины, или вернее того, что осталось от некогда красивой и пухленькой девушки, ужаснули  публику  на съёмках и всю страну у экранов телевизоров.

Бьёт значит любит

Село Селендума находится в Селенгинском районе Бурятии. Обычное  село российской глубинки, население в основном составляют  пожилые люди, работы нет, молодёжь старается уехать в столицу региона.

Молодая девушка, мама четырёхлетней Юленьки, пыталась устроится на работу в Улан-Удэ.  Её  дочь в это время была с отцом Константином Сычёвым  и с его матерью. На день рождение дочери Ирина приехала  в Селендуму, ещё не зная, что в Улан-Удэ она вернётся не скоро и совсем в другом состоянии.

23 октября 2010 года девушка со своей подругой пошла в кафе "Темник", который местные называют просто "бар". После того как она вернулась домой, в районе полуночи, между супругами вспыхнула ссора на почве ревности.

Константин Сычёв, ныне  осуждённый на 6 лет  колонии общего режима, нанёс Ирине Дацко множественные травмы. В основном бил по голове. Как следует из материалов следствия, Сычёв нанёс Ирине не менее двух ударов ладонью в область лица, не менее пяти ударов кулаком в область лица и головы, схватил за волосы и ещё не менее трёх раз ударил головой об пол. после чего  нанёс  не менее четырёх ударов ногами в область туловища, верхних и нижних конечностей.

Ирина получила закрытую черепно- мозговую травму, ушиб головного мозга второй степени,  отёк головного мозга и  кому третьей степени, гнойный эндобронхит, застойные диски зрительных нервов, гематомы волосистой части головы, заушной области, что квалифицируется, как тяжкий вред здоровью.

Безразличие

О том, что Ирина сильно пострадала от гнева мужа, её родственники узнали  много позже. Почти двенадцать часов  девушка пролежала между жизнью и смертью дома, прежде чем её муж вызвал скорую.

- В 12 часов дня к сватье зашла их соседка баба Галя, - рассказывает тётя Ирины Наталья Шишмарёва. – Соседка  увидела, что они её  укрыли  покрывалом с головой как покойника.  Юля бегает, доченька маленькая «Где мама?». А мама лежит. Баба Галя откинула покрывало, а она вся в крови, вся чёрная. Начала ругаться, мол, скорую вызывайте. Только тогда позвонили врачам.

Ирину увезли в районную больницу, где врачи, по словам родственников, двое суток не оказывали помощи девушки, мотивируя это тем, что у больной не было документов и страхового медицинского полиса. Все документы были в Улан-Удэ, так как Ирина устраивалась на работу. И только после того, как документы отправили из города, ей сделали операцию, двухстороннюю трепанацию черепа.

 - Они поставили срок ей  два месяца жить, - продолжает Наталья. – Всё, говорят, домой, домой, умирать и руками машут.

Так Ирина вернулась к маме Светлане Сомовой, которая до сих пор одна ухаживает за дочкой, кормит, лечит. После травмы Ирина Дацко не  может самостоятельно есть и двигаться. По диагнозу врачей у неё вегетативное состояние, то есть состояние растения, страшные пролежни до костей и пневмония лежачих больных. И так полтора года. Девушка сильно исхудала, до трагедии она весила 68 кг, а сейчас её скелетик обтянут тоненькой кожей.  Но, несмотря на это молодой организм борется.

bhbyf1.jpg

Куда бы не обратились мама и тётя Ирины, везде равнодушие и отказ. Никто ни разу не захотел помочь Светлане, которая воспитывает ещё троих несовершеннолетних детей и живёт в съёмном доме. Сейчас она ещё и опекун внучки Юленьки, вмиг оставшейся и без мамы и без папы.

Однако родственники Ирины не сдавались, они верили, что дочери можно помочь, а того, кто сделал это с ней наказать  по всей строгости. Итог их борьбы -  сильнейший резонанс  в СМИ, который докатился до Бурятии.  Сейчас на ноги подняты все службы, которые в своё время были глухи и слепы к просьбам женщин.

Наталья Шишмарёва отмечает, что за всё время от районной больницы в Гусиноозёрске помощи было мало, помогли сделать инвалидность, и на этом всё закончилось. Ни нормальных лекарств, ни нормального лечения.  После выхода программы на Первом канале в адрес семьи Ирины сыплются угрозы со стороны заместителя главного врача больницы доктора Юмовой.

-  «Вы не понимаете, что наделали! Себе же хуже сделали» она нам говорит, а что может быть хуже? Нам терять нечего, - добавляет Наталья. – Мы же им верили, слушали. Почему бездействовали, потому, что думали им виднее, они ведь клятву дают. После программы на сотовый телефон Светланы позвонил министр здравоохранения республики Валерий Кожевников, тут же нашлась машина, врачи и Ирину увезли в Улан-Удэ на обследование. А до этого она признавалась нетранспортабельной.

Надежда не умирает

К сожалению, улан-удэнские врачи также признали вегетативное состояние Ирины. После томограммы, проведённой в республиканской больнице, стало ясно, что мозг мёртв, одно из его полушарий представляет собой жидкость.

- Мы не теряем надежды, - заявила Светлана, - мы будем добиваться квоты в Москву, чтобы Иру посмотрели московские врачи. Я слышала о таких случаях, люди выздоравливали. В Улан-Удэ мы проведём 12 дней, дочку будут наблюдать, подлечат пролежни, пневмонию. Мне кстати только сейчас объяснили почему Ира, при том, что я кормлю её четыре раза в день, не поправляется, а всё худеет и худеет. Оказывается, в её организме не усваивается белок, мышцы атрофированы.

Сейчас вся надежда родственников Ирины на столичных врачей и на  пересмотр уголовного дела в отношении Константина Сычёва.

- Мы будем добиваться пересмотра дела и изменения статьи, - говорит Наталья Шишмарёва. – Это не тяжкий вред здоровью, это покушение на убийство. У неё ногти все были «сточены», песок в промежности и в ушах, как- будто её закапывали, а она выкарабкивалась. Подмышками синяки, как- будто её тащили. Она была помытая и голая. Он вместе с матерью своей над ней издевался И сидеть он должен больше, чем шесть лет. Сейчас он хочет выйти по досрочному, пишет кассации, мол, ребёнок у него.  Надо ещё завершить процедуру лишения его родительских прав на Юленьку.

Работники следственного комитета не исключают возможность направления дела на новое рассмотрение в связи с резонансом, но считают это маловероятным, так как все сроки обжалования прошли.

Евгения Балтатарова, «Номер один»

Социальные комментарии Cackle
^