30.05.2012
Состоялась премьера самого ожидаемого спектакля 2012 года «Турандот».
Интригующие афишы, выполненные в готическом стиле, и авторство Олега Юмова будили в улан-удэнцах живейший интерес к постановке. Люди с легкостью отдавали немалые деньги, желая посмотреть, что приготовил театр бурятской драмы.

Кто-то ожидал увидеть классику, кто-то триллер, некоторые даже думали, что идут на оперу. Однако ни одно из этих ожиданий не сбылось. На сцене творилось нечто непредсказуемое.

Пьеса Карла Гоцци «Турандот» на своем веку пережила разные трактовки: ее ставили и как сказку в сказке, и как микс с «Идиотом» Достоевского, и как клубный бред ди-джеев. Но такой «Турандот», какая она получилась в бурятской версии, никто не смог бы вообразить.

В частности, потому что постановка полностью подстроена под бурятского зрителя. Олег Юмов переделал ее кардинально. Школьники, которые решатся познакомиться с творчеством великого Гоцци через бурятскую постановку, при прочтении оригинала испытают когнитивный диссонанс.

Внимание зрителей было схвачено с того момента, как погас в зале свет. В темноте прозвучал пронзительный крик, затем послушалось перешептывание и недовольные возгласы «Кто здесь?!». Вспомнились готические афиши и черепа, и стало действительно немного страшно.

Для Юмова постановка, похоже, стала игрой, где режиссер, балуясь, ломает шаблоны. Несмотря на устрашающее начало, дальнейшее развитие событий убедило зрителей, что спектакль мало похож на готический триллер. Это комедия в чистом виде. Здесь евнухи виляют попами и жеманно хихикают, а министры читают рэп. Принц Калаф очаровывает всех тем, что парадирует Диму Билана в прыжке. А одна из героинь носит остроносый бюстгальтер а-ля Мадонна.

Некоторые шутки звучали и на бурятском языке. А ответ на первую загадку Турандот мог понять только бурятский зритель: оказалось, что это голова Ленина на площади Советов глядит на нас и в холодную стужу и в нестерпимый зной.

Достойны восхищения декорации и костюмы спектакля. Смесь восточных узоров в модерновой трактовке. Изобилие цветов, неожиданные художественные решения – постановка, несомненно, получилась яркой. Сцена обыграна интересно. В целом, в спектакле было задействовано все пространство зрительного зала.

Еще один момент – живая музыка. В зале играли музыканты, создавая синтез электронной музыки и звучания национальных инструментов.

В спектакле присутствуют и моменты импровизации. Нередко актеры заигрывали со зрителями. Еще один срыв шаблона – сама принцесса Турандот. В бурятской версии это скорее карикатурный образ жестокой красавицы. Турандот косолапа, мужеподобна и закомплексована.

Здесь можно вспомнить о проблеме России с ее гендерным дисбалансом. Однако думать об этом почему-то не хочется. Это ведь так серьезно, а здесь шутки льются как из рога изобилия. Все красиво и смешно.

Спектакль однозначно из разряда «интертеймент» и ориентирован на массы. Наконец-то массовый зритель получил то, чего хотел, здесь учтены его потребности: все легко усваивается и доступно для понимания.

Однако на выходе из театра остается чувство, будто ты что-то пропустила. Ведь театр - это место, где люди обогащаются. Спектакль – это форма искусства, которая заставляет зрителя о чем-то задуматься, сделать какой-то вывод для себя.

Несмотря на призыв Юмова о том, что «надо любить и понимать, что семья - это продолжение жизни», он теряется в шутках и ярких декорациях.

Все же стоит обратить внимание на формулировку спектакля – «карнавал-сказка для взрослых». Детей и подростков водить на «Турандот» не стоит. Спектакль изобилует «взрослыми» шутками. Постановка, скорее всего, не понравится и тем, кто привык считать театр храмом и для кого неприемлемы сцены, где гей фотографируется с мужчиной с определенным намеком. Или когда со сцены герой шутит: «Ааа, курит! Курит - значит пьет. Пьет - значит…».

Так или иначе, но постановка «Турандот» стала самой ожидаемой и самой обсуждаемой в этом году. Олег Юмов и его команда сделали то, что в Бурятии не делал никто.

Соня Матвеева, «Номер один».
Социальные комментарии Cackle
^