07.06.2012
Есть ли будущее у сельского хозяйства Бурятии?
Одним из экономических преимуществ нашей республики называют ее экологию, возможность производить натуральные продукты. Однако проще сказать, чем сделать. Бизнес и власть уже не первый год решают, по какому пути пойти в сельском хозяйстве: возвратиться  к истокам и перенять опыт номадной Монголии или  же строить крупные инновационные  производства.

Риторический вопрос

На этом вопросе за последние двадцать лет сломано немало копий. Слишком часто задаваемый, он стал просто риторическим.  

Кроме обеспечения себя экологически чистыми продуктами, еще больше волнует вопрос  занятости на селе. Если в некоторых районах, например возле Байкала,  рыба и туризм дают людям работу, то в исконно животноводческих и пахотных районах ситуация печальная.

Еще одной очень серьезной проблемой является рынок сбыта. Республика наводнена завозными продуктами питания, которые дешевле, ярче и разнообразнее.  Конкурировать с крупными холдингами Иркутска,  Красноярска или Омска очень тяжело.  

Из-за низкой покупательской способности населения, деньги, которые могли бы остаться в республике и развивать село, благополучно уходят на запад и кормят другие регионы. Единственный козырь, имеющийся в активе  местного производителя, – это доверие покупателя, основанное на  качестве, и поддержка местных властей.  

Молочные реки

О развитии крупных молочных  и мясных производств не раз говорил глава республики Вячеслав Наговицын. На сегодняшний день проекты больших ферм, использующих инновационные методы, находятся в приоритете при получении государственной поддержки.

- Мы еще несколько лет назад не понимали,  зачем нам нужны крупные холдинги, когда и небольшое хозяйство очень трудно содержать, - говорит директор агропредприятия «Сокол», депутат народного Хурала Юрий Мельчаков. – Но потом стало ясно, что так мы будем более конкурентноспособны, выдавая большее количество продукции, при этом улучшая качество.  Вот взять наше предприятие. Мы сейчас с двух ферм максимум выдаем три тонны молока, ну что с него сделаешь, если только на производство одного килограмма сливочного масла нужно 23 литра молока?  Опять же, качественное сырье можно получить только в условиях большой фермы, на хорошем оборудовании. Сейчас нам, чтобы загрузить свой перерабатывающий цех, молока не хватает. Приходится и у частников покупать. А у них не всегда соблюдаются условия хранения.

На сегодня  фермы Юрия Мельчакова дают около трех тонн молока, которые перерабатываются в Гусиноозерске и поступают в торговые сети в виде готовой продукции:  кефира, сметаны и творога.

Напомним, что Юрий Мельчаков также один из авторов проекта крупной молочно- товарной фермы «Биг Вайт» в Селенгинском районе, рассчитанной на 1200  молочных коров и способной в будущем выдавать до 30 тонн молока в сутки.

В местности Тахой – Булаг уже проведены первичные работы стоимостью 70 миллионов рублей. А общая стоимость фермы - около миллиарда рублей.  540 миллионов  будет стоить только строительство комплекса, который развернется на 40 гектарах.  150 миллионов уйдет на закупку доильного и иного оборудования. 200 миллионов будет стоить племенной скот, который планируют привезти из Канады.  Канадские коровы смогут давать до 10 тысяч литров молока в год.

- Уже три года, как мы занимаемся этим проектом, - говорит Юрий Мельчаков. – Основную часть средств планируем взять в Росагролизинге, там хорошие условия - кредит под 2,6% годовых. Окупаемость проекта при этом составит около  восьми  лет.  Сейчас проект приостановлен, в прошлом году мы не смогли получить кредит, несмотря на то  что у нас была государственная гарантия,  но глава республики обещал помочь с лоббированием наших интересов в Москве. Он в курсе всех наших проблем, уже четыре раза был на нашей ферме.

Одна из причин заинтересованности Вячеслава Наговицына  в идее крупного молочного холдинга  - «давняя мечта» обеспечить всех дошколят и школьников 200 мл свежего молока в день. Кроме этого,  большим производством можно закрыть много других социальных программ.

- Без определенного патриотизма заниматься сельским хозяйством просто невозможно, - добавляет Юрий Мельчаков. -  К моему великому удовлетворению, есть  в Народном Хурале большая группа депутатов, которые неплохо знают проблемы сельского хозяйства и уделяют этому  направлению достаточно серьезное внимание. Активно разводят скот и засеиваю поля Бато Семенов, Александр  Стопичев, Баир Доржиев,  Цырен Доржиев, Зоригто Цыбикмитов, Александр Попов, Владимир Павлов и соучредитель проекта «Биг Вайт», директор компании «СТАМ-строй»  Сергей Цыдыпов.

Мраморное мясо и верблюды

Приверженцы традиционного номадного животноводства в нашей республике предлагают идти по пути Монголии и выращивать скот  с минимальными затратами на корм и прочие расходы по содержанию. Самым рьяным поклонником этой идеи является Хамбо лама Дамба Аюшеев, поощряющий появление  таких  небольших хозяйств.

Однако   время показало, что  в условиях Бурятии очень сложно выйти на монгольские показатели.  Во-первых, аборигенных животных,  способных  выжить и плодиться без помощи человека, - бурятских овец, коров и лошадей, - почти не осталось. Завозить из Монголии  тоже не вариант, потому как ветеринарные требования в наших странах слишком отличаются. Хотя бы тем, что в Монголии практически нет ветеринарного контроля за многочисленными стадами. Частые вспышки ящура и других опаснейших заболеваний,  о которых в России уже давно не слышали,  говорят сами за себя.

- Мы пробовали завозить овец из Монголии, привезли около сотни, но это была первая и последняя партия. Так как затраты на карантин и анализы на заболевания  делают  приезд каждой овцы просто нерентабельным, - говорит Юрий Мельчаков.

Однако в Бурятии все же есть несколько примеров удачного разведения животных на подножном корму. В местности Мундугур Селенгинского района живет небольшое стадо на 300 голов казахской белоголовой  коровы. Эта мясная порода была выведена  в 1956  году и представляет собой помесь калмыцкой коровы и английского герефорда.  Эта порода неприхотлива  в содержании, а ее мясо считается одним из самых качественных и экологически чистых – мраморное, с прожилками белого жира. Казахская белоголовая прекрасно прижилась на бурятской земле. Даже в глубоком снегу она «копытит» и находит  корм.

Хозяева фермы считают, что разведение мясного племенного скота - очень выгодное направление. Говядина, которая реализуется на рынках Улан-Удэ, почти вся происходит из частных подворий, его мало, производство нестабильно. Отсюда сезонные скачки и высокие цены. Крупные хозяйства могли бы поставлять 6-12- часовое охлажденное  мясо на стол жителей Бурятии по приемлемым ценам. А то, что продается в наших магазинах, сейчас и мясом-то назвать сложно.

В программе поддержки сельского хозяйства Бурятии есть  специальная статья поддержки разведения племенного скота. Фермерам  субсидируются затраты на закупку  животных и корма.

Кроме коров в Мундугуре выращивают экзотических для нашей местности верблюдов. Верблюжье молоко считается очень полезным и во многих странах продается через аптеки. Пока мундугурские верблюды выступают только в качестве диковинки, но в будущем   производство молока также можно поставить на поток.  Кроме верблюдов на Мундугуре планируют выращивать страусов и бизонов.  Так что, возможно,  в нашей республике будет развиваться и агротуризм.

Евгения Балтатарова, «Номер один».

Социальные комментарии Cackle
^