18.07.2012
Сенатор от Бурятии Виталий Малкин неожиданно оказался на переднем крае внешней политики страны

В составе группы 4 настоящих патриотов России бурятский сенатор выехал в Вашингтон, чтобы постараться повлиять на процесс принятия так называемого «закона Магнитского». Состоялись встречи с конгрессменами и сенаторами, которые продвигают законопроект. 

Видеть сенатора от окраинной республики в качестве рычага воздействия на США как-то диковато. «Почему Вы приехали? Зачем Вам это нужно?», – удивленно спросили Виталия Малкина в США. «Считаю, что здесь творится явная несправедливость по отношению к правде», – ответил мультимиллионер-правдолюб.

Наш человек – в Вашингтоне

Г-н Малкин приложил заметные усилия, чтобы пусть не отменить рассмотрение этого законопроекта, так хотя бы затормозить. Среди прочего, он дал большое телеинтервью Русской службе новостей «Голоса Америки», в котором сенатор защищает российский подход к «делу Магнитского» и даже говорит про Бурятию.

Напомним, что Сергей Магнитский – юрист фонда «Эрмитаж Кэпитал». По словам его сторонников, юрист раскрыл кражу из российского бюджета 230 млн долларов, был незаконно арестован и умер в следственном изоляторе. Для Запада смерть Магнитского стала символом новой России.

Сейчас в США обсуждается проект «закона Магнитского». Конкретным чиновникам, которые участвовали в «деле Магнитского», грозят разные санкции: отказ на въезд в США, блокирование активов в американских банках и др. Вообще, конечно похвальное начинание – не должно быть у наших чиновников никаких счетов в иностранных банках и активов за рубежом. Потому что жить надо на одну зарплату. Однако российская власть всерьез забеспокоилась такими перспективами и в числе прочих защитных мероприятий отправила в Америку сенатора Малкина.

«Мы считаем, что здесь политический истеблишмент имел однобокую информацию, – заявил бурятский сенатор «Голосу Америки». – Это была публицистическая информация, в которой отсутствует главное – опора на юридически факты, и, я бы сказал, здравый смысл страдал».

Визит в Америку Виталий Малкин не считает попыткой что-то навязать политикам Соединенных Штатов или пропагандистской акцией. В России проведено парламентское расследование -- документы перевели на английский и теперь передали конгрессменам, дабы те взглянули на дело «немного другими глазами и, вполне возможно, увидели его совершенно по-другому».

Переубедить Америку

«Ощущение у Вас какое, они увидят это по-другому?», – спросила Виталия Малкина корреспондент «Голоса Америки» Фатима Тлисова. Начал сенатор за здравие: « …я думаю, что они все-таки увидят по-другому».

Так, истоки смерти арестованного г-н Малкин нашел в ремонте здания тюрьмы «Матросская тишина». «Летом начался ремонт. Его перевели в Бутырскую тюрьму. А в Бутырской тюрьме нет госпиталя. Когда нет госпиталя, то падает уровень медицинского обслуживания. И тот врач, которая должна была наблюдать за здоровьем заключенных, оказалась совершенно некомпетентной. Магнитскому было 36-37 лет, достаточно молодой человек. Естественно, что на жалобы реагировали, но не реагировали с нужной тщательностью. Никто не мог этого (смерти – прим.) предвидеть, потому что у него много лет было расширение сердца и сосудов», – сенатор уверял, что никто не хотел специально лишать арестованного нормальной медпомощи.

Далее бурятский сенатор поведал о Магнитском: «У него ухудшалось состояние здоровья. Он был недоволен тем, как его лечат. Будучи возбужден, он начал говорить какие-то неприятные для врача слова, может быть, оскорблять ее. У нас нет записи, мы не знаем, что там произошло. И врач вызвала конвоиров. Так как они должны были перевозить его обратно в тюрьму, то они по всем правилам были обязаны надеть на него наручники, как это делается во всех странах мира. И он, наверное, как-то неадекватно реагировал... Экспертиза признала – возможно, ему были нанесены один или два удара дубинкой. Но они не привели к ухудшению его здоровья, не послужили основанием для его смерти».

Но кончил сенатор свою речь за упокой: « …мы приехали поздно. Эту деятельность лоббистскую, доведение до американской общественности и законодателей материалов дела, чтоб они могли изучить, надо было делать два года назад. Сейчас довольно сложно будет развернуть ситуацию. Есть шансы, но сложно».

Автор «закона Магнитского» не встретился с приехавшими. «Мы просились на эту встречу, мы хотели ему объяснить. Я не знаю, почему встреча не состоялась, но допускаю, что сенатор Кардин не захотел встречаться», – отметил Виталий Малкин.

Джон Маккейн, известный оппонент России, наоборот, тепло встретил посланцев, с вниманием выслушал, обещал изучить переданные документы. Если они будут убедительны, то он даже пообещал изменить свою точку зрения.

В целом «закон Магнитского» планируется принять в ближайшие недели.

Малкину жалко Магнитского 

«Нам очень жалко, что так получилось с ним», – поведал Малкин о смерти человека в СИЗО, подчеркнув, что сам арест был справедлив. В ответ корреспондент «Голоса Америки» отметил, что это не единичный случай такой смерти, «есть огромное количество нарушений прав заключенных, просто невообразимое количество».

В России широковещательное «очень жалко» не звучит после каждой смерти россиянина в СИЗО. А лишь при угрозе появления «списка невъездных» в Америку. Действительно, очень жалко...

«60 человек. Список уже попал в печать. Там все люди, мимо которых проходил Магнитский. Допустим, зам. Генерального прокурора, который вообще не знает кто такой Магнитский, – а у него тысячи документов каждый день – тоже попал в этот список. В него попало очень много людей», – ужаснулся мультимиллионер.

Какой список имен видел сенатор, непонятно. «Голос Америки» пояснил, что Госдеп США составит и огласит список спустя 120 дней после вступления закона в силу.

Ни денег, ни Магнитского...

Что касается расследования кражи, за разоблачение которой, по одной из версий, Магнитский поплатился арестом и смертью, то, по словам сенатора, тут нет признаков, что кого-то собираются покрывать.

«Следствие не закончено, нет доказательств. Подозрения возникают. Но они не могут найти эти деньги. Их это смущает. Более того, это смущает даже руководство налоговой службы. Вопрос не закрыт. Как объяснили следственные органы, эта огромная сумма, которая уведена из бюджета, была распылена через недобросовестных банкиров на колоссальное количество мелких платежей. Наши следственные органы, не имея надежной связи за рубежом, не могут проследить конечных получателей», – хитро улыбнулся в телеинтервью Виталий Малкин.

Журналист «Голоса Америки», не понаслышке знающая нынешнюю Россию, улыбнулась в ответ. Дескать, знаем мы борьбу с коррупцией по-российски...

Упоминание афер, банкиров напомнило о банке г-на Малкина. Его «Российский кредит» тоже как-то хитро исчез, и сие Фатима Тлисова вежливо назвала «интересной биографией». Сенатор в ответ назвал те дела 90-х «реструктуризацией». Подытожил: «Мы вели честный бизнес» и зачем-то указал на финансовых аферистов, которые есть в самих США. Дескать, у вас тоже не все хорошо.

Малкин защищался детдомами Бурятии.

Упоминание о Бурятии в дискуссии появилось, когда, развивая тему непорядка в делах американских, Малкин напомнил о фактах гибели детей из России, усыновленных американцами. Фатима Тлисова развела руками от возмущения. Она была в детдомах России: «После этого можно просто лечь и умереть. И никогда не хотеть жить в этом мире... Детские дома в нищете, в городах, я не говорю даже про окраинные территории. А тем временем в России очень серьезно обсуждают нарушения прав детей, усыновленных американцами!»

«Я был в бурятских детских домах, помогал им, – защищался Виталий Малкин. – Там, я считаю, вполне прилично. В последние годы в 4 раза уменьшилось количество детей. Сейчас осталось 111 детей, остальных взяли под опеку, усыновление. Дети в нормальных условиях. Я был там буквально полгода назад».

Также сенатор рассказал, как он уже четыре года софинансирует поездки жителей Бурятии в США по программе «Открытый мир». 100 человек посетили США по обмену опытом в сфере управлении, онкологии, охраны природы и т.д.

Виталий Малкин: «Эти люди, которые не имели бы шансов попасть в Соединенные Штаты, просто окрыленные приезжают – они увидели другую цивилизацию, другие взгляды на жизнь. Это помогает сделать в Бурятии нормальное гражданское общество».

В Бурятии до гражданского общества, уважения малых партий, прав человека и т.д. далеко. Особенно ощутимым расстояние до демократии становится, как глянешь на парламент республики.

Петр Санжиев, «Номер один».  

Социальные комментарии Cackle
^