18.07.2012
Вячеслав Наговицын дал эксклюзивное интервью «Номер один

Глава республики объяснил, что не видит ничего страшного в дальнейшем привлечении госинвестиций в республику. А также о том, как будет жить Бурятия в случае финансового кризиса. Мэрию глава республики сравнил с героями Ильфа и Петрова и официально объявил о грядущем сокращении Народного Хурала.

- Инвестиции в Бурятию растут, и об этом докладывается власть. Однако доля государственных инвестиций преобладает над частными. Является ли это структурной проблемой экономики Бурятии?

- Субъекты Российской Федерации находятся в разной экономической ситуации и на разных стадиях развития. Есть субъекты, в которые раньше вкладывалось много госинвестиций, и сейчас они более развиты в экономическом плане. Сегодня там бизнес активно инвестирует средства, пользуясь развитой инфраструктурой. Есть субъекты, которые находятся в депрессивном или полудепрессивном состоянии - годами не вкладывались средства, менее развита промышленность. В какой-то мере это касается и Бурятии.

Не создав инфраструктуры (дорог, линий электропередач, генераций мощности), невозможно надеяться, что бизнес сам все это сделает. Это дорого. И когда инвестор свои бизнес-планы начинает соотносить с развитием инфраструктуры в регионе, то у него «экономика» не идет. И он отказывается от вложений в данный субъект. Чтобы привлечь инвестиции, нужно вложить средства в создание условий, в развитие инфраструктуры.

Что касается Бурятии. Да, у нас несколько выше показатель соотношения между бюджетными и частными инвестициями. В среднем по России государственные инвестиции - 18 тысяч рублей на человека в год. В Бурятии - в пределах 22-24 тысяч рублей на жителя республики.

На эту цифру повлияли капитальные вложения, средства, направленные в рамках прошлогодних юбилейных мероприятий. Кроме того, шла реализация проектов для будущей «Байкальской гавани» - 3,5 миллиарда рублей только на инфраструктуру турзоны и еще 1,5 миллиарда рублей на дорогу.

Но ничего плохого в некотором перекосе я не вижу. Ведь многое зависит от того, как сам субъект работает по привлечению бюджетных средств. Было бы плохо заниматься самокритикой и заявлять: «Вот мы виноваты, много денег принесли в республику, исправимся, в следующем году меньше будет». Нет, конечно. Вкладывать нужно каждый год, каникул инвестиционных не может быть.

- Правительство России заявляло о разных вариантах экономической политики в случае усугубления экономического кризиса. Разработаны ли в Бурятии пессимистичные экономические планы в случая ухудшения экономической обстановки в стране и сокращения госинвестиций?

- Весь бюджет разделен на две части – это капитальные и текущие расходы. Текущие расходы – это заработная плата, лекарства, продукты питания в соцучреждениях, льготы для малоимущих граждан и прочее. Капитальные – это социальное строительство, инвестиции в реальный сектор экономики (в виде дотаций, поддержки и так далее).

Конечно, планы, варианты развития экономической ситуации разработаны. Сначала, в случае уменьшения бюджетных доходов, страдают социальные инвестиции – мы прекращаем строить школы, детские сады, больницы. До последнего инвестируем в экономику, потому что та может принести дополнительные доходы.

Если ситуация продолжает ухудшаться, то прекращаем инвестировать в экономику. Если дальше ухудшается, то прекращаем финансировать социальные льготы. И самое последнее – начинаем свертывать социальные программы (образование, здравоохранение и прочие). Вот пошаговый алгоритм, который везде выстроен одинаково. Даже в семье, если вы заработали мало денег, то сначала вы отказываетесь от покупки квартиры, машины. А последним вопросом будет отказ себе в питании. Алгоритм понятный и доступный.

Влиять мы на кризис не можем – ни остановить его, ни увеличить резко свои налоговые поступления. Но вместе с тем больших потрясений для региона я пока не вижу. Предыдущий кризис, к примеру, доказал, что мы в состоянии управлять ситуацией.

- Вопрос о взаимоотношениях между правительством Бурятии и мэрией Улан-Удэ. Одни говорят – нам мало дает республика, а мы столица и донор, даже вынуждены отдавать последнее. Вторые упрекают в недостаточной финансовой эффективности. Ваша точка зрения?

- Вопрос философский. В «Золотом теленке» Шура Балаганов ответил на вопрос Остапа Бендера «А сколько тебе надо для полного счастья?». Он считал, считал и сказал: 3 рубля 58 копеек. А Остап, в свою очередь, ответил: «Мне миллиона мало». Это я к тому, что денег никогда много не бывает. Сколько бы ни было, всегда хочется, чтобы их было больше. В этом и есть суть движения.

Я понимаю городских чиновников, которые хотят сделать больше, чем у них есть финансовых возможностей. Я не вижу здесь противостояния. Мы с городской администрацией конструктивно сотрудничаем.

Город у нас не обижен. У него самый большой бюджет. Кроме того, республиканский бюджет несет наибольшие затраты в городе. У нас есть республиканская и детская больницы, где лечатся, в том числе, улан-удэнцы. Республика содержит три театра, а все дома культуры – на бюджетах районов. У нас есть республиканская программа «Столица», и мы выделяем деньги. Также у нас есть другие прямые обязанности – городское здравоохранение оплачивает республика, вся заработная плата в образовании также идет напрямую из бюджета Бурятии.

И вообще, как любой другой город, где сосредоточена региональная власть, Улан-Удэ всегда получает больше, чем другие субъекты. И еще надо понимать, что налоги отбираются у муниципалитетов. Головные фирмы находятся все в Улан-Удэ. То есть работают и делают бизнес в районах, а платят налоги здесь. И я могу перечислять еще много.

Поэтому республика вынуждена заниматься перераспределением. Есть районы с небольшой налоговой базой, но семьи и дети не виноваты в этом. Я абсолютно убежден, что у нас выстроена справедливая система.

Что касается эффективности использования бюджетных средств, то это проблема и Улан-Удэ, и других муниципалитетов.

- О Народном Хурале. Уже озвучена инициатива переноса выборов депутатов на сентябрь 2013 года, в связи с изменением федерального законодательства. Как можете прокомментировать такую инициативу? И попутно, не могли бы Вы также прояснить ситуацию с возможным сокращением республиканского парламента?

- Если не будет юридической возможности провести их в марте 2013 года, то не вижу ничего страшного в переносе выборов на сентябрь того же года. Другое дело, если у нас была бы конфликтная ситуация между исполнительным и законодательным органом. Тогда понятная ситуация – ее побыстрее надо «разруливать». Других оснований для ускорения процесса я не вижу.

Есть отдельные граждане, которые выражают или будут выражать свою точку зрения по этому вопросу. Ничего плохого – это их право. Но я не вижу ни улучшения, ни ухудшения политической и экономической ситуации в Бурятии в связи с определением даты выборов в Народный Хурал на 2013 год.

Что касается сокращения парламента. Да, активно ведутся переговоры. Я не делаю из этого секрета – это не наша инициатива, но самих фракций в Народном Хурале. Парламентские лидеры обратились ко мне за мнением – как я посмотрю на их инициативу.

Они выступают за профессиональный состав Народного Хурала, который бы работал на постоянной основе. Я сказал, что буду рад, если такое произойдет. Сейчас сессии проходят один раз в два месяца. Но чем быстрей мы решим какие-то вопросы, тем быстрее по этим вопросам начнется работа. Профессиональный парламент может заседать хоть каждый день – собрались, обсудили, приняли закон.

Но я не могу вносить предложения по составу парламента – сам Народный Хурал должен определиться. Иначе с моей стороны произойдет вмешательство в другой уровень власти. Единственное, я сказал, что буду возражать, если сокращение будет происходить с увеличением финансирования. В рамках нынешних отведенных средств на парламент, включая помощников, аппарат, самих депутатов, командировки – они могут выйти на цифру в 30 депутатов на постоянной основе.

Однако и здесь есть опасности - уже нельзя будет совмещать работу в парламенте и вне него. Реальный сектор экономики может не пойти в Народный Хурал. Может случиться так, что будут только профессиональные политики. Сейчас все-таки Народный Хурал представляет и бюджетную сферу, и экономику, и политику. Но, может быть, бизнесмены захотят рискнуть. Пойти в Хурал и отдать бразды бизнеса управляющему. Тогда мои опасения беспочвенны.

Как всегда, не бывает решений абсолютно «хороших». В любом есть и отрицательное, и положительное. Мы должны руководствоваться, чего больше в данном конкретном случае. В любом случае, если выборы будут в сентябре 2013 года, то осенью нынешнего депутаты могут принять то или иное решение по численности. И носить это должно открытый характер, население может подключаться к обсуждению такой инициативы.

Виктор Золотарев, «Номер один».

^